Международный правовой курьер

В перечне ВАК с 2015 г.

Инклюзия как важный элемент социокультурной составляющей устойчивого развития: основания для совершенствования системы авторского права в контексте прав человека

Никонорова Екатерина Васильевна – заведующая отделом периодических изданий ФГБУ «Российская государственная библиотека», доктор философских наук, профессор ИГСУ РАНХиГС при Президенте РФ

Минаев Виталий Анатольевич – генеральный директор АНО «Международный аналитическо-издательский центр правовой информации», главный редактор сетевого издания «Международный правовой курьер»

В последние годы во всем мире резко усилился интерес к понятию человеческого капитала со стороны ученых многих специальностей и направлений науки: экономистов, культурологов, политологов, психологов, управленцев,  медиков и т.д.

Рассматривая развитие человека как постепенно накапливающиеся  положительные результаты и  противостояние «процессам, которые обедняют его, поддерживают подавление и структурную несправедливость[1]», можно говорить о качестве человеческого капитала, которое, в свою очередь влияет на  качество  природного и культурного капитала через систему социального управления и формирование культуры устойчивого развития общества[2].

Социальная составляющая как важнейший компонент концепции устойчивого развития развернуто и убедительно была впервые раскрыта в  докладе Международной комиссии по окружающей среде и развитию  «Наше общее будущее». Этот доклад был подготовлен группой экспертов, в которую входили ученые и специалисты из различных стран мира, под руководством председателя комиссии г-жи Гру Харлем Брунтландт, в то время —  премьер-министра  Норвегии.  В докладе  было отмечено, что  проблемы народонаселения, включающие  вопросы нагрузки на окружающую среду, права человека, связь этих проблем с бедностью, качеством окружающей среды, здоровьем населения и экономическим развитием оказались наиболее трудными их тех, с которыми пришлось столкнуться при его подготовке в силу различия подходов, а также культурных, религиозных и региональных барьеров [3].

1

Основные идеи и наработки этого доклада стали фундаментом для разработки  главного документа Конференции по окружающей среде и развитию (Рио де Жанейро в 1992 г.), «Повестка дня на XXI век», в котором впервые вопросы социального развития были систематизированы в соответствии с ролью основных групп населения и проблемами их участия в устойчивом развитии. В «Повестке дня на XXI век»  появился целый раздел (третий), который называется «Усиление роли основных групп населения». Строго говоря, с методологической точки зрения эти группы выделены по разным основаниям, но они представляют собой те реальные социальные силы, место и роль которых в устойчивом развитии очевидна,  хотя требует более глубокого анализа в условиях конкретных стран и регионов. Третий раздел открывается параграфом (§24) «Роль женщин в обеспечении устойчивого развития», затем рассматривается роль детей и молодежи, укрепление роли коренного населения, сотрудничество с неправительственными организациями,  роль местных властей, трудящихся и профсоюзов, деловых и промышленных кругов, научных и технических специалистов, усиление роли фермеров[4]. Таким образом, были раскрыты основные приоритеты и проблемы, связанные с включенностью населения, гражданского общества в эти процессы на основе понимания и осознания своей  социальной роли.

Импульс, заданный докладом  «Наше общее будущее» и «Повесткой дня на XXI век», способствовал активному развитию социальной тематики в последующих мероприятиях  Комиссии по окружающей среде и развитию, других международных докладах и направлениях деятельности международных организаций системы ООН, включая ПРООН, ЮНЕП, ЮНИФЕМ, ЮНКТАД, ВОЗ и др.

2

Концепция устойчивого развития за прошедшую четверть века  стала восприниматься как концепция, отражающая не только экологический характер общественного развития, но и системный подход к развитию социума в рамках социоэкосистемы планеты Земля. В этих условиях еще более четко обозначилась роль социальной составляющей развития, как активного  разумного движущего начала, способного обеспечить устойчивое развитие социоприродной системы. Значимость социальной составляющей вытекает также и из пришедшего понимания ограниченности  традиционно сложившейся абсолютизации экономических критериев для оценки развития.  Благодаря распространению идей устойчивого развития  произошло смещение акцентов в представлениях о том, какие именно экономические факторы и процессы некорректно оценивать односторонне, т.е. только как экономические, без учета их многостороннего эффекта и связи с экологической и социальной составляющими.

Эти изменения привели к формированию мировоззрения, основу которого составляет новая концепция человека и его развития. В докладе о развитии человека ПР ООН дается следующее определение развития человека: это процесс расширения свободы людей жить долгой, здоровой, и творческой жизнью, свободы на осуществление других целей, которые, по их мнению, обладают ценностью; активно участвовать в обеспечении справедливости и устойчивого развития на нашей общей планете. В свете этого определения  развитие человека включает  три основных компонента:

благосостояние:  расширение реальных свобод человека необходимых для его процветания;

расширение прав и возможностей, агентность: возможность человека действовать в соответствии с поставленными целями и получать необходимые, представляющие для человека ценность, результаты;

справедливость: повышение социальной справедливости, обеспечение устойчивых результатов во времени, уважение прав человека и других целей общества[5].

Концепция развития человека основывается на праве каждого конструировать свою жизнь и выстраивать собственные целеустремления, на возможностях участия в демократическом процессе, гарантиях быть услышанным и создании условий влияния на  происходящие события. Она также помогает понять важную истину, суть которой заключается в том, что доход не является адекватным критерием измерения всего спектра процветания человека.  В Докладе о развитии человека 2011 года устойчивое развитие человека рассматривается как нормативное понятие, то есть как стабильность такого состояния, которое расширяет существенные свободы человека, позволяющие вести содержательную жизнь. Поэтому несправедливое развитие никогда не может быть устойчивым[6].

В таком контексте следует признать ограниченной точку зрения, согласно которой  население Земли представляет собой некую гомогенную массу, с присущими ей раз и навсегда данными определенными характеристиками и критериями единообразия. Основу креативного подхода к развитию человека составляют идеи разнообразия культур и культурных практик освоения природы, связей культуры и этноса, традиций и современных коммуникативных подходов к решению проблем: поэтому и пути к прогрессу и само понимание прогресса у всех народов разные. По данным современных исследований, приведенных в докладе, отсутствует значимая корреляция между экономическим ростом и улучшением ситуации в сферах здравоохранения и образования, а экономисты Всемирного банка подтвердили отсутствие взаимосвязи между экономическим ростом и увеличением ожидаемой продолжительности жизни. Все больше данных свидетельствуют о том, что развитие человека  отличается от экономического роста и, тем более, не сводится к нему[7].

По мнению экономистов, определяющим фактором,  нивелирующим успехи и достижения общественного развития: в экономике, образовании, здравоохранении и др. и способствующим неустойчивости социально-экономического и экологического   развития, – является  социальное неравенство в распределении  материальных и общественных благ.

5

По мнению А.Сены и Дж. Стиглица из-за возрастающего социального неравенства, поляризации общества, выраженной в наличии сверхбогатых и сверхбедных людей, не может быть использован в качестве показателя  развития показатель роста валового внутреннего продукта (ВВП), поскольку в таких условиях средние значения показателя не будут отражать объективную картину при сравнении стран, а также внутри страны на душу населения. Кроме того, сам количественный показатель ВВП не дает представления о том, какова структура расходования этих средств, в какие социальные программы и приоритетные направления они вкладываются.

Вместе с тем, существует еще один тип социального неравенства, который связан с физическими недугами и недостатками, объединяющими людей с ограниченными возможностями. Это неравенство делает людей еще более уязвимыми в современной жизни, формирует социальную неустойчивость, которая может быть преодолена только при условии политики, направленной на социальную включенность этой группы людей  в полноправную жизнь, создания безбарьерной жизненной среды и способности общества выполнять свои долгосрочные обязательства по отношению к этой социальной группе.

3

В Конвенции ООН по правам инвалидов, принятой резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи от 13 декабря 2006 г., сказано, что ее целью является поощрение, защита и обеспечение полного и равного осуществления всеми инвалидами всех прав человека и основных свобод, а также  поощрение уважения присущего им достоинства. При этом обращено внимание на важность актуализации проблем инвалидности как составной части соответствующих стратегий устойчивого развития,

В сентябре 2015 года в преддверии Генеральной ассамблеи ООН, посвященной 70-летию этой авторитетной  международной организации, состоялся саммит по устойчивому развитию,  и был принят итоговый документ: Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.[8] Документ предусматривает продолжение работы, начатой в период действия целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, и окончательное достижение тех целей, которых не удалось достичь к 2015 году. В нем предусмотрено 17 целей и 169 задач, которые призваны стимулировать 15 последующих лет деятельности в областях, имеющих огромное значение для человечества и планеты, а также способствовать устойчивому развитию в трех его компонентах – экономическом, социальном и экологическом – сбалансированным и комплексным образом (пункт 2).

Стимулом для этого процесса послужила подготовка и проведение Саммита по устойчивому развитию в Рио-де-Жанейро в 2012 году, который получил название РИО+20. Итоговый документ РИО+20 «Будущее, которого мы хотим»[9] содержит ряд важных ссылок на роль культуры в достижении устойчивого развития, в том числе в связи с укреплением мира и безопасности.

В этих условиях итоговый документ саммита по устойчивому развитию в Нью-Йорке стал отражением бурного интереса к культуре и этапным событием с точки зрения коррекции Целей развития тысячелетия и места культуры в этих целях. Фактически была официально сформулирована и зафиксирована новая повестка дня на XXI  век с учетом культурных реалий и культурного измерения развития, которая получила название «Повестка дня после 2015 года»[10].

Значимая роль в достижении этого результата принадлежит активности и действиям гражданского общества: именного благодаря инициативе Комитета  по культуре Союза городов и муниципальных образований и Института культуры  Барселоны в 2004 году была разработана «Повестка XXI века для культуры»[11] (по аналогии с основным документом Конференции по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро, 1992, «Повестка дня на XXI век»). Во вступительном слове обращено внимание на то, что «это первый документ, адресованный мировому сообществу, в котором закладываются основы городов и муниципальных образований через культуру», документ, определяющий принципы культурной политики и вклад городов в культурное развитие человечества.

Содержание Повестки включает несколько тематических блоков: культура и права человека; культура и управление; культура, территория и устойчивое развитие; культура и равноправие; культура и экономика. Основу культурной политики составляют 16 принципов, отражающих влияние культуры на все сферы жизни городов и муниципальных образований, связующую роль культуры в формировании сообществ, социальной инклюзии[12], креативности граждан и в устойчивом развитии. Важнейшим условием устойчивого развития городов и территорий – в их человеческом, экономическом, политическом и социальном измерении – является признание значимости культур и политика, направленная на повышение их жизнеспособности. Города и муниципальные образования должны поддерживать условия достойного существования всякого человека и его участие в социальной жизни, избегая при этом предубеждений относительно всех различий людей, включая ограниченные физические возможности, а также обеспечивать доступность культурных продуктов и услуг для людей с ограниченными возможностями, расширять их участие в культурной деятельности.

Активную позицию в распространении этих идей и в поддержке роли культуры в устойчивом развитии  заняли библиотеки. Международная федерация библиотечных ассоциаций и институтов (ИФЛА) в контексте Повестки дня ООН до 2030 г. декларирует уверенность в том, что доступ к информации и знанию  способствует устойчивому развитию  общества и повышению качества жизни людей[13].  В разработанном ИФЛА Пакете методических материалов для библиотек убедительно прослеживается место и значимость библиотек как учреждений культуры и образования в устойчивом развитии и  управлении культурным и человеческим капиталом.

Библиотеки являются общественными учреждениями, которые помогают людям осуществлять свое право на получение информации, защищают и предоставляют доступ к культурному наследию. Рост библиотек в развивающейся информационной и культурной среде чрезвычайно важен, как основных организаций, предоставляющих доступ к информации, образованию, исследованиям и общественной активности.  Библиотеки:

  • Поддерживают граждан в принятии взвешенных решений с помощью доступа к информации, навыкам, медийной и информационной грамотности, а также цифровой грамотности;
  • Оберегают культурное наследие для современного и будущего поколений;
  • Поддерживают правительства, гражданское общество и региональные сообщества в достижении целей развития;
  • Поддерживают творческих людей и дают обширную базу для новых форм творчества.

6

В библиотеках культура поддерживается с помощью грамотности, актуальных фондов и материалов на языках коренного населения и сохранности на благо будущих поколений. Культура, понимаемая как совокупность ценностей, традиций, движимого и недвижимого наследия, религиозных убеждений, мировоззрения и выражения во многих аспектах жизни, может способствовать реализации целей развития, поддерживая социальное участие, устойчивость, инновации и местное знание.  Именно поэтому ИФЛА подписала Декларацию о включении культуры в Цели устойчивого развития ООН после 2015 года, в которой сказано, что концепция развития должна включать социальное развитие, а именно: создание и поддержание структур, политики и стратегии, которые усиливают стремление к развитию человеческого потенциала, социальной сплоченности,  коллективному управлению  и невозможна без социальной справедливости. Четвертый компонент устойчивого развития, культура – так же важна, как и экономические, социальные и экологические аспекты, а успешное  развитие человеческого потенциала возможно, благодаря креативности, творческому самовыражению, искусству и культурному наследию[14].

Международная федерация библиотечных ассоциаций и институтов (ИФЛА) рассматривает  доступ к информации существенно важным фактором в поддержке правительств в реализации целей развития и предоставлении населению возможности принимать взвешенные решения для улучшения уровня своей жизни. ИФЛА убеждена, что высококачественные библиотечные и информационные услуги помогут гарантировать этот доступ. В Лионской декларации о доступе к информации и развитию, провозглашенной на Всемирном библиотечном и информационном  конгрессе  2014 г. в Лионе (Франция) было прямо отмечено, что  право на информацию в условиях устойчивого развития должно перейти на качественно новый уровень. При этом доступ к информации дает возможность населению, особенно обособленным социальным группам и людям, живущим в нищете, целый спектр возможностей. Неравенство можно снизить с помощью наращивания потенциала, образования и участия  в жизни общества обособленных групп населения, включая лиц с ограниченными возможностями.

Следует отметить, что в ИФЛА действует секция библиотечного обслуживания для людей с ограниченными возможностями или специфическими потребностями — Library Services to People with Special Needs (LSN), разрабатывающая руководства и принципы по обслуживанию бездомных людей, глухонемых и слабослышащих, слепых и слабо видящих, страдающих дислексией и деменцией, людей с разными видами инвалидности в разной степени[15].

Эта работа ведется на основе различных международных документов, среди которых наиболее объемлющим и всесторонним является международная Конвенция о правах инвалидов (см. выше).

В аналитических материалах и обзорах, касающихся основных тенденций развития библиотек, ИФЛА  обращает внимание на проблемы, связанные с развитием цифровой среды и авторского права. Эти проблемы связаны, прежде всего, с существованием  информационных путей поиска, «заваленных вариантами старых форматов, устаревшим программным обеспечением, поврежденными веб-страницами, бракованными файлами»[16]. Но еще более серьезной является проблема потери  значений – «размывания» —   таких традиционных понятий   как «авторство» и «право собственности», поскольку цифровой контент создается быстрыми темпами с привлечением большого количества источников, генерируется с помощью компьютера по принципу copy-paste  путем краудсорсинга. В то же время эксперты ИФЛА отмечают зарегулированность потоков информации органами государственной власти и мешающую множественность реформ интеллектуальной собственности, связанных с появлением новых информационно-коммуникационных технологий.

Эти сложности становятся еще боле не разрешимыми проблемами для многих категорий людей с ограниченными возможностями и инвалидностью, чем и объясняется  то значение, которое придается Марракешскому договору об облегчении доступа слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию к опубликованным произведениям, подписанному Дипломатической конференцией  27 июня 2013 г.

Россия присоединилась к Марракешскому договору. Президент Российской Федерации В.В.Путин подписал 5 декабря 2017 года Федеральный закон №369-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Марракешскому договору об облегчении доступа слепых лиц и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию к опубликованным произведениям».

Присоединение России к Марракешскому договору предполагает расширение доступа к книгам, журналам, учебным материалам лицам с ограниченными способностями воспринимать печатную информацию, а также обеспечение для них равного доступа как к культурной, так и к социальной жизни, который в свою очередь повлияет на устойчивое развитие общества, а также позволит осуществлять международный обмен экземплярами произведений, созданными в доступных форматах.

Основными положениями Марракешского договора являются:

— установление ограничений и исключений из авторского права в интересах слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию, позволяющих вносить необходимые изменения для изготовления экземпляров произведений в доступном формате, воспроизводить, распространять и доводить до всеобщего сведения произведения в форматах, доступных для таких лиц;

— осуществление международного обмена произведениями в форматах, доступных для слепых и лиц с нарушениями зрения или иными ограниченными способностями воспринимать печатную информацию, посредством деятельности специально уполномоченных органов.

Важно отметить, что уполномоченным органом, согласно Марракешскому договору, может являться как специально уполномоченный орган, так и признанный правительством присоединившейся страны в качестве такого и оказывающий лицам с нарушениями зрения на некоммерческой основе услуги в области инклюзива, а также доступа к информации.

br_55d1ff872c82e_thumb_2455d1ff8730400

Положения Марракешского договора распространяются на произведения в форме текста, нотной записи и/или связанных с ними иллюстраций, опубликованных или иным образом доведенных до всеобщего сведения с помощью любых средств информации, включая аудиокниги.

Присоединение  к Марракешскому договору диктует необходимость  внесения изменений в Законодательство Российской Федерации. В частности, в Гражданском Кодексе Российской Федерации требуется изменение термина «специальный формат» на «специально-доступный формат». Поясним, что доступным форматом по Марракешскому договору является любой формат, который обеспечит лицу с нарушениями зрения и иными ограниченными способностями возможность воспринимать печатную информацию и осуществлять такой же реальный и удобный доступ к произведениям (что особенно важно — в цифровом формате), как и лицам без подобных нарушений.

Также необходимо отметить, что статья 1274 ГК РФ распространяется не только на слепых и слабовидящих лиц, но, и что очень важно, на лиц, которые имеют нарушения зрения либо ограниченную способность восприятия или чтения, а также на лиц, которые в силу какого-либо физического недостатка не могут держать книгу или обращаться с ней в соответствии с определением бенефициара по Марракешскому договору.

В Национальном законодательстве должна быть предусмотрена возможность разрешения непосредственно бенефициару, лицу, действующему от его имени или уполномоченному органу ввоз экземпляров в доступном формате без согласия правообладателя, что также потребует внесения соответствующего положения в четвертую часть ГК РФ.

Важно обратить внимание и на тот факт, что Законопроект и проект постановления Правительства Российской Федерации о присоединении к Марракешскому договору не противоречат как положениям Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 г., так и положениям иных международных договоров Российской Федерации.

[1] Доклада ПРООН о развитии человека 2010 «Реальное богатство народов: путь к развитию  человечества». М.: Издательство «Весь Мир». С. 22.

[2] Никонорова Е.В. Культурный и природный капитал: устойчивость развития и возможности управления//Обсерватория культуры.2016.№5.

[3] Наше общее будущее: Доклад международной комиссии по окружающей среде т развитию (МКОСР): пер. с англ./Под ред. С.А. Евтеева и Р.А. Перелета/ — М.: Прогресс, 1989. С.10.

[4] Программа действий: Повестка дня на XXI век и другие документы конференции в Рио-де-Жанейро в попопулярном изложении. Публикация Центра «За наше общее будущее»/сост.: Майкл Китинг. — Женева, 1993. C.70.

[5] Доклад о развитии человека 2010. Реальное богатство народов: пути к развитию человека / пер. с англ.; ПРООН. – М., Издательство «Весь мир», 2010. С.22.

[6] Доклад о человеческом развитии 2011. Устойчивое развитие и равенство возможностей: лучшее будущее для всех. / Пер. С англ.; ПРООН. – М., Издательство «Весь Мир», 2011. С18.

[7] Доклад о человеческом развитии 2011. Устойчивое развитие и равенство возможностей: лучшее будущее для всех. / Пер. c англ.; ПРООН. – М., Издательство «Весь Мир», 2011.

[8] Итоговый документ саммита Организации Объединенных наций по принятию повестки дня в области  развития на период после 2015 года: преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года/ организация Объединенных Наций, A/RES/70/1 от 25 октября 2015. Электронный ресурс доступен 02.06.2016: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N15/285/75/PDF/N1528575.pdf?OpenElement

[9] Будущее, которого мы хотим. Итоговый документ конференции ООН по устойчивому развитию. Рио-де-

  Жанейро, Бразилия, 20-22 июня 2012. A/CONF.216/L.1*.

[10]POST-2015 UN Development Agenda.

[11] Повестка XXI века для культуры.2004. Документ доступен на сайтах: http://www/agenda21culture.net/  и www.cities-localgovernments.org.

[12] Понятие «инклюзии» подразумевает выражение интересов и доступ к ресурсам. Расширение инклюзивности («включенности», широкого участия) ведет к более устойчивым результатам, а создание возмодностей для выражнния интересов и широкое владение ресурсами способствуют усилению инклюзивных процессов.

[13] Доступ и возможности для всех. Вклад библиотек в реализацию Повестки дня ООН до 2030 года / пер. с англ. И.В. Гайшун // Библиотековедение.Т.65, №4. С. 445.

[14] Декларация о включении культуры в Цели устойчивого развития ООН после 2015 года // Новости Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений • 2(105)’ 2014. C.9.

[15] https://www.ifla.org/taxonomy/term/179.

[16] Новости Международной федерации библиотечных ассоциаций и учреждений • 2(105)’ 2014. C.19.

Добавить комментарий

Войти с помощью: