Международный правовой курьер

В перечне ВАК с 2015 г.

Роль национальных правозащитных учреждений в продвижении и реализации руководящих принципов ООН в сфере бизнеса и прав человека

В статье анализируется роль национальных правозащитных учреждений в продвижении и реализации Руководящих принципов ООН в сфере бизнеса и прав человека, проводится сравнительный анализ их деятельности в национальной и международной практике.

Ключевые слова: национальные правозащитные учреждения, бизнес и права человека.

 

ROLE OF NATIONAL HUMAN RIGHTS INSTITUTIONS IN PROMOTING AND IMPLEMENTATION OF THE UNITED NATIONS GUIDING PRINCIPLES ON BUSINESS AND HUMAN RIGHTS

Abstract: The article analyses the role of national human rights institutions in promoting and implementing the United Nations Guiding Principles on Business and Human Rights and compares their activities in national and international practice.

Keywords: national human rights institutions, business and human rights.

В последние годы влияние деятельности бизнес организаций на реализацию прав человека, вопрос ответственности коммерческих организаций за нарушение этих прав стал предметом серьезных исследований на мировом уровне. В настоящее время бизнес и права человека имеет свои нормы и средства осуществления, которые предусматривают уважение и соблюдение прав и свобод человека коммерческими организациями при осуществлении ими своей деятельности и недопущения нарушений.

Национальные правозащитные учреждения могут стать неотъемлемой частью процесса осуществления Руководящих принципов ООН. Их широкий мандат, полномочия и особый статус между государственными и негосударственными субъектами на национальном и международном уровнях позволяют им участвовать в области бизнеса и прав человека и вести диалог между основными заинтересованными сторонами, включая деловые круги, правительства, гражданское общество и международные правозащитные органы.

Общепризнанно, что деловое поведение может непосредственно приводить к нарушениям прав человека совершенных государственными или негосударственными субъектами. Ошибки и злоупотребления, совершенные рядом коммерческих организаций в последние годы, привели к нарушениям прав человека.

В 1984 году более 15 000 человек погибли и свыше полумиллиона стали инвалидами в Индии в результате трагедии в Бхопале[1], крупнейшей в мире антропогенной катастрофы, вызванной выбросами химических веществ Union Carbide. Cерьезные проблемы, такие как использование детского труда компаниями, нарушения трудовых прав трудящихся, особенно в горнодобывающей и нефтегазовой промышленности и загрязнение окружающей среды, потребовали разработки общих норм, определяющих деятельность на международном уровне. С учетом неотложного характера этой проблемы различные международные организации, включая Организацию Объединенных Наций, приступили к проведению серьезных исследований в этой области и приняли важные международные документы.

На Международном экономическом форуме в Давосе, Швейцария, в 1999 году была выдвинута идея[2] разработать набор глобальных ценностей и принципов, которые отвечали бы потребностям населения мира. Эта идея была подтверждена в 2000 году в «Глобальном договоре» ООН. Соглашение, в котором принимают участие свыше 10 000 корпоративных участников и других заинтересованных сторон из более чем 130 стран, является крупнейшей в мире инициативой добровольной корпоративной ответственности. Для координации деятельности в этой области на глобальном уровне был назначен Комиссар Организации Объединенных Наций по вопросам предпринимательской деятельности и прав человека[3]. Институт по правам человека и бизнеса, созданный в 2009 году и считающийся международным аналитическим центром, ежегодно определяет приоритеты в этой области[4].

В 2011 году Комитет ООН по правам человека учредил Рабочую группу по бизнесу и правам человека[5], которая в том же году разработала Руководящие принципы бизнеса и прав человека[6]. Следующим важным шагом стало принятие Лимской декларации[7] о бизнесе и правах человека.  На заседании специальной сессии Организации Объединенных Наций, 5-7 мая 2012 года был принят документ «Права детей и принципы предпринимательской деятельности»[8], призванный обеспечить понимание воздействия бизнеса на права детей и дать ответ на них.

Национальные правозащитные учреждения (далее – НПУ) являются ключевыми внутренними механизмами в области защиты прав человека. Широкий мандат, компетенция и особый статус данных учреждений позволяет им эффективно работать в сфере бизнеса и прав человека.

Наряду с международными и региональными правозащитными организациями, специализирующихся в данной отрасли, в сфере защиты прав человека участвуют также внутренние правозащитные механизмы государства, органы исполнительной, законодательной и судебной власти, правоохранительные органы, национальные правозащитные учреждения, а также институты гражданского общества. Национальные учреждения по правам человека занимают в этом списке особое место.[9]

В 1991 году в Париже был проведен первый международный семинар по вопросам организации и деятельности национальных учреждений, занимающихся поощрением и защитой прав человека. Главным итогом работы семинара было принятие Принципов, касающихся статуса национальных учреждений, занимающихся поощрением и защитой прав человека, которые представляли собой международные стандарты, формирующие и определяющие работу национальных правозащитных учреждений (Принципы, касающиеся статуса национальных учреждений, далее – Парижские принципы)[10]. Данные принципы, дающие определения институтам по защите прав человека на международном уровне, также гласят, что каждое государство имеет право выбирать модель национальных институтов, соответствующую его потребностям на национальном уровне.

Всемирная конференция по правам человека, состоявшаяся в Вене в 1993 году, явилась важной вехой для национальных правозащитных учреждений. Впервые национальные правозащитные учреждения, соответствующие Парижским принципам, были официально признаны в качестве важных и конструктивных сил, действующих в области поощрения и защиты прав человека, а их создание и укрепление получило значимость и официальную поддержку в различных резолюциях, принятых Генеральной Ассамблеей ООН и Советом по правам человека.

Национальные правозащитные учреждения имеют некоторые общие характеристики с другими национальными правозащитными структурами, такими, как государственные органы, национальные суды и правозащитные НПО, и их функции в определенной степени дублируют друг друга. Тем не менее, они также различаются, особенно с точки зрения независимости учреждений, широкого мандата, плюралистической кадровой структуры и особого статуса.

В соответствии с Парижскими принципами национальные правозащитные учреждения должны быть независимыми в личном, функциональном и финансовом отношении, т.е. государственные органы обязаны выполнять государственные инструкции, НПУ должны оставаться свободными от влияния государства. Основные гарантии, предоставляемые их официальными санкционными актами, в том числе положения о назначении, избрании и увольнении исполнительных членов высших органов власти, а также об адекватном финансировании и суверенитете в бюджетных вопросах, должны способствовать расширению масштабов независимых действий.

С учетом мандата государственных органов и национальных судов по сравнению с мандатом НПУ наиболее значительные различия существуют в вышеупомянутых правоприменительных мерах. Несмотря на то, что первые осуществляют свои полномочия и выносят обязательные решения, большинство НПУ, выполняющих квазиюрисдикционные функции, не могут принимать правоприменительные меры после завершения своих расследований. В то же время национальные правозащитные учреждения могут принимать больше превентивных мер, чем национальные суды. В тех случаях, когда это позволяет их мандат, НПУ не только занимаются рассмотрением жалоб на нарушения прав человека, но и предлагают жертвам альтернативные пути урегулирования споров и диалога по вопросам прав человека, проводят тематические расследования и выдвигают предложения в отношении правовой реформы. В отличие от национальных судов, которые принимают ответные меры после совершения нарушения, НПУ принимают упреждающие меры во избежание нарушений.

По сравнению с НПО, занимающимися вопросами прав человека, НПУ играют конструктивную роль в качестве субъектов, которые могут проводить оценки воздействия на права человека и представлять предложения в отношении государственной политики. По сравнению со всеми этими аналогичными субъектами наиболее важной отличительной особенностью национальных правозащитных учреждений является их особый статус. Будучи независимым органом, созданным государством, НПУ могут налаживать диалог по вопросам прав человека между гражданским обществом и государственными органами и сотрудничать с международными организациями и сетями. Данная особенность позволила им внести свой вклад в развитие системы Организации Объединенных Наций в области бизнеса и прав человека.

Учитывая компетенцию национальных учреждений, предусмотренную Парижскими принципами, и значительные изменения в плане признания их статуса и потенциала международным сообществом, НПУ начали вносить свой вклад в международную дискуссию по вопросам предпринимательской деятельности и прав человека, сотрудничая с межправительственными директивными органами и экспертными органами в области прав человека. Это двусторонние и симбиотические отношения. Международная система полагается на национальные учреждения, поскольку они могут предоставлять им независимую и объективную информацию о положении в области прав человека на местах.

Национальные учреждения извлекают пользу из своего международного участия, поскольку это обеспечивает надлежащую правовую основу для обсуждения вопросов прав человека на национальном уровне, позволяет им изучать передовой опыт друг у друга и обеспечивает им место в международной системе.

С учетом своих специальных знаний и практического опыта в области прав человека национальные правозащитные учреждения внесли важный вклад в процесс разработки рамок и руководящих принципов «Защита, уважение и средства правовой защиты».

С учетом общей компетенции национальных правозащитных учреждений были сформулированы конкретные возможные обязательства в рамках каждого компонента. Что касается компонента «Обязанность защищать», то на основе своей деятельности по мониторингу и консультированию НПУ могут оказывать помощь правительствам в осуществлении их обязательств в области прав человека, пересматривать национальные законы, касающиеся поведения корпораций и вносить предложения по законодательным реформам.

В рамках второго компонента «Ответственность за уважение» НПУ могут поощрять право на уважение корпоративной культуры путем повышения осведомленности компаний. Они располагают широким набором инструментов, включая распространение соответствующей информации о правах человека и предоставление компаниям возможностей для наращивания потенциала, образования и подготовки в области прав человека.

В связи с принципом «доступа к средствам правовой защиты» НПУ могут использовать свой мандат по защите и обеспечивать или облегчать доступ к судебным и несудебным средствам правовой защиты.

Используя свою следственную функцию, национальные правозащитные учреждения могут расследовать конкретные нарушения прав человека и, в соответствии с законом, рассматривать индивидуальные жалобы. Используя такие методы урегулирования споров, как посредничество или примирение, они могут непосредственно устранять нарушения прав человека. Опираясь на свои контрольные и консультативные полномочия, они могут изучать условия функционирования других механизмов рассмотрения жалоб и вносить предложения по совершенствованию национальной правовой системы. В рамках мероприятий по повышению осведомленности они могут консультировать жертв по вопросам, касающимся имеющихся возможностей.

Осенью 2010 года МКК провел свою десятую двухгодичную Конференцию на тему «Бизнес и права человека: роль НПУ», на которой участники рассмотрели вопрос о том, каким образом можно было бы применять мандат учреждений в соответствии с Парижскими принципами, или, при необходимости, укрепить в целях поощрения и защиты прав человека применительно к бизнесу. В итоговом документе Эдинбургской декларации[11] особо подчеркивается обязанность учреждений следить за соблюдением прав человека государственными и негосударственными субъектами, а также консультировать всех соответствующих субъектов по вопросу о том, как предупреждать злоупотребления и устранять их последствия. В будущем эти учреждения обязались включить вопросы прав человека и бизнеса в свои стратегические планы и мероприятия на международном и региональном уровнях, особенно в контексте взаимодействия с международными органами по правам человека, включая Совет по правам человека Организации Объединенных Наций (ООН), специальные процедуры, Универсальный периодический обзор (УПО) и договорные органы ООН. В целях обмена знаниями и опытом и содействия их взаимодействию участники договорились организовать региональные рабочие совещания по вопросам предпринимательской деятельности и прав человека, создав в рамках этих учреждений координационные центры по вопросам предпринимательской деятельности и прав человека, взаимодействия с Рабочей группой МКК и представлении МКК докладов о своей соответствующей деятельности. Совет по Правам Человека ООН приветствовал важную роль национальных правозащитных учреждений в связи с вопросами бизнеса и правами человека и призвал их и далее развивать свой потенциал в целях эффективного выполнения своей роли.

С учетом своей компетенции НПУ могут вносить вклад в деятельность Рабочей группы ООН по эффективному распространению и осуществлению Руководящих принципов различными способами. Они могут разрабатывать индивидуальную политику в соответствии с Руководящими принципами и представлять письменные замечания Рабочей группе ООН. Предоставление Рабочей группе ООН из первых рук информации о событиях и передовой практике на местах является важным источником информации для специальной процедуры.  Эти учреждения могут оказывать помощь Рабочей группе ООН в ее поездках по странам, в том числе путем вынесения рекомендаций в отношении лиц или организаций, с которыми она, возможно, пожелает встретиться, в организации совещаний, предоставлении информации и документации до посещения, выполнении функций платформы для совещаний, распространении рекомендаций среди заинтересованных сторон, мониторинге и представлении отчетности о выполнении рекомендаций и проведении консультативных совещаний на национальном уровне. В ходе процедуры рассмотрения жалоб Рабочей группы ООН НПУ могут оказывать помощь жертвам в связи с их жалобами и принимать последующие меры на местном уровне. Они могут присутствовать на презентациях докладов Рабочей группы ООН на сессиях Совета по правам человека ООН и выступать в ходе последующего диалога.

Глобальный Альянс Национальных Правозащитных Учреждений (GANHRI), ранее именовавшийся Международным Координационным Комитетом национальных учреждений по поощрению и защите прав человека также связан с региональными сетями НПУ. Только национальные институты по правам человека и институты омбудсмена способны обеспечить полное соблюдение Парижских принципов.

НПУ должны быть независимыми учреждениями государственного сектора, которые имеют широкие обязанности по защите и поощрению прав человека и юрисдикцию в отношении как общественности, так и частного сектора, хотя расследование жалоб не требуется.

В большинстве стран некоторые учреждения обладают лишь традиционными полномочиями Омбудсмена по проведению расследований (по получении жалобы от общественности или по собственной инициативе), вынесению рекомендаций и представлению докладов, в то время как многие другие наделены дополнительными полномочиями по защите прав человека, такими, как подача исков в конституционные и другие суды и проведение инспекций закрытых учреждений, а некоторые также обладают полномочиями по поощрению прав человека, такими, как подготовка предложений по реформе законодательства и проведение исследований в области прав человека, образования и общественного просвещения.

Только те НПУ, которые обладают широкими полномочиями в области поощрения и защиты прав человека в отношении как государственного, так и частного секторов, могут в полной мере осуществлять Руководящие принципы. Несмотря на то, что не все, комиссии по правам человека имеют право расследовать жалобы, на них всегда могут быть возложены многочисленные обязанности по поощрению прав человека. С другой стороны, все учреждения Омбудсмена наделены полномочиями по защите прав человека, но не все из них официально наделены полномочиями по поощрению прав человека. GANHRI и региональные сети НПУ в сотрудничестве с межправительственными субъектами, такими, как Управление Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ), Рабочая группа ООН по вопросам бизнеса и прав человека и ПРООН активно помогали НПУ в укреплении их потенциала по осуществлению всех трех основных компонентов Руководящих принципов.  Кроме того, до настоящего времени НПУ не обращали особого внимания на юрисдикцию НПУ по проведению расследований в отношении частного сектора. Изменение в правовом мандате, вероятно, также будет более приемлемым с политической и экономической точек зрения для правительства по сравнению с расширением сферы охвата расследований по жалобам, проводимых учреждением Омбудсмена как частного, так и государственного секторов. В любом случае учреждения Омбудсмена, юрисдикция которых распространяется только на государственный сектор, по-прежнему могут работать над осуществлением компонентов 1 и 3 Руководящих принципов.

НПУ прямо не упоминаются ни в одном из Руководящих принципов, однако они упоминаются в комментарии ко всем трем компонентам, главным образом к компонентам 1 и 3. Одобрив Руководящие принципы, ООН приветствовал важную роль НПУ в  отношении бизнеса в аспекте прав человека[12].  Кроме того, СПЧ указал, что НПУ должны оказывать помощь Рабочей группе Организации Объединенных Наций, предоставляя информацию о передовой практике и извлеченных уроках в ходе осуществления Руководящих принципов и поддерживая регулярный диалог с Рабочей группой и другими соответствующими субъектами[13]. В качестве независимых учреждений государственного сектора НПУ могут оказывать помощь в осуществлении первого компонента Руководящих принципов как обязанности государства по защите прав человека.

Принцип 1 Руководящих принципов предусматривает, что государства должны обеспечивать защиту от нарушений прав человека на своей территории и/или под своей юрисдикцией предприятий путем принятия надлежащих мер по предупреждению, расследованию, наказанию и возмещению ущерба в связи с такими злоупотреблениями с помощью эффективной политики, законодательства, нормативных положений и судебных решений.[14] Кроме того, в соответствии с принципами 2 и 3 НПУ играют важную роль в оказании государствам помощи в определении того, соответствуют ли существующие законы их обязательствам в области прав человека и обеспечивается ли их эффективное соблюдение[15]. В частности, НПУ может быть предложено оценить новое законодательство с точки зрения его воздействия на бизнес и права человека и представить свою оценку правительству в рамках текущего официального процесса[16].

Принцип 4 призывает государства принять дополнительные меры для защиты от нарушений прав человека со стороны государственных предприятий или компаний, получающих значительную поддержку со стороны государственных учреждений. Рабочая группа ООН рекомендовала НПУ провести оценку и дать руководящие указания по согласованию политики, касающейся Руководящих принципов, с обязательствами государства в области прав человека[17].

Участие НПУ в разработке и осуществлении Национального Плана Действий (далее – НПД) своей страны также является одним из основных направлений деятельности первого компонента Руководящих принципов. Рабочая группа ООН заявила, что НПУ должны участвовать как в подготовке НПД по вопросам бизнеса и прав человека, так и в контроле над их осуществлением. На этапе осуществления НПД НПУ должны быть включены в состав групп мониторинга с участием многих заинтересованных сторон и им следует выявлять пробелы в осуществлении НПД, отмечать приоритетные области реформы и выносить рекомендации по совершенствованию осуществления.

Второй компонент Руководящих принципов определяет ответственность корпораций по защите прав человека и базируется на социальных нормах в дополнение к применимым внутригосударственным правовым обязательствам. Он призывает компании проявлять должную осмотрительность во избежание нарушения прав человека в рамках как своей собственной деятельности, так и своих деловых отношений и устранять любые неблагоприятные последствия, связанные с их деятельностью. НПУ кратко упоминаются в компоненте 2. В данном компоненте Принцип 23 гласит, что во всех случаях предприятия должны, в частности, соблюдать все применимые законы и соблюдать международно признанные права человека, где бы они ни действовали. В связи с обязанностями государств, согласно принципу 7, в комментарии к принципу 23 отмечается, что компании, действующие в сложных условиях, таких как районы, затронутые конфликтом, должны консультироваться с внешними независимыми экспертами, включая НПУ, о том, как наилучшим образом реагировать на ситуации, которые могут вызвать серьезные проблемы в области прав человека.

Третий компонент Руководящих принципов касается необходимости расширения доступа жертв к эффективным государственным судебным, государственным несудебным и негосударственным средствам правовой защиты для жертв нарушений прав человека в рамках целостной системы, обеспечивающей соблюдение компонентов 1 и 2.

Принцип 25 связывает основные положения 1 и 3, указывая, что является частью их обязанности по защите от нарушений прав человека, связанных с предпринимательской деятельностью. Рабочая группа Организации Объединенных Наций предлагает использовать НПУ для поддержки этих общих принципов, привлекая их к информированию общественности. Принцип 27 предусматривает, что государства должны обеспечивать эффективные и надлежащие несудебные механизмы рассмотрения жалоб. НПУ и другие несудебные механизмы рассмотрения жалоб должны отвечать критериям эффективности Принципа 31, быть законными, доступными, предсказуемыми и справедливыми.

Некоторые НПУ имеют многолетний опыт в области поощрения и защиты прав человека в связи с бизнесом. Наглядные примеры показывают, какие виды деятельности НПУ лучше всего подходят для осуществления и каким образом их результаты способствуют осуществлению Руководящих принципов.

Национальные правозащитные учреждения и их региональные координационные органы также провели оценку положения в области бизнеса и прав человека в их регионе, включая их собственный потенциал, в целях сбора соответствующей информации для будущей деятельности. В качестве одного из первых примеров в 2008 году Консультативный совет юристов Азиатско-Тихоокеанского форума подготовил крупный доклад, в котором содержится рекомендация о том, чтобы НПУ использовали свои основные функции мониторинга, просвещения, пропаганды и рассмотрения жалоб в целях поощрения корпоративного уважения прав человека[18].

НПУ могут также использовать свои официальные результаты исследований и увязывать их с осуществлением Руководящих принципов. Австралийская комиссия по правам человека в своем докладе 2010 года, поднимала вопросы дискриминации по возрастному признаку и незаконной дискриминации по возрастному признаку на рабочем месте[19].

В настоящее время в сотрудничестве с сектором бизнеса проводятся исследования и консультации в целях уменьшения препятствий для трудоустройства лиц зрелого возраста. Имеется также ряд примеров мониторинга НПУ законов и практики через призму бизнеса и прав человека в целях разработки рекомендаций для правительств, а также предотвращения потенциальных нарушений. В частности, Комиссия по правам человека Уганды проводит обзор соответствующей политики правительства и законопроектов, которые оказывают влияние на вопросы бизнеса и прав человека. Например, в своем восьмом ежегодном докладе[20] Комиссия рекомендовала правительству принять закон о минимальной заработной плате в целях установления минимального приемлемого уровня жизни для всех трудящихся.

В рамках своей компетенции по проведению политических консультаций Германский институт по правам человека провел два исследования, касающихся рекомендаций для федерального правительства в отношении осуществления первого и третьего компонентов рамочной программы «Защита, соблюдение и средства правовой защиты»[21].

Одним из приоритетных направлений деятельности Уполномоченного по правам человека Азербайджана также был мониторинг реализации международных документов по вопросам бизнеса и прав человека. При Уполномоченном была создана Рабочая группа по вопросам бизнеса и прав человека, в состав которой входят члены соответствующих государственных органов и неправительственных организаций, включая Конфедерацию профсоюзов, Национальную конфедерацию организаций предпринимателей и Ассоциацию женщин-предпринимателей Азербайджана. В совещаниях Рабочей группы, членство в которой является добровольным, также принимают участие парламентарии, международные организации, соответствующие государственные учреждения и предприятия. В своей деятельности Рабочая группа затронула такие вопросы, как защита прав детей, женщин, лиц с инвалидностью, трудящихся-мигрантов, прав потребителей, корпоративной социальной ответственности, продовольствия, безопасности в строительстве, а также экологические проблемы в контексте предпринимательской деятельности и прав человека на 19 круглых столах, которые были организованы в период с 2013 по 2020 год[22]. Предложения, сделанные Рабочей группой в ходе ее совещаний, обобщаются и представляются различным правительственным учреждениям, в том числе и в парламент, а также включаются в ежегодные доклады Уполномоченного по правам человека Азербайджана. Большинство этих предложений было рассмотрено в ходе осуществления государственных программ и применялось в рамках государственных реформ.

Другая важная работа Рабочей группы заключается в принятии необходимых мер по осуществлению Руководящих принципов бизнеса и прав человека и других международных договоров в этой области. Офис Уполномоченного по правам человека Азербайджана выступил с инициативой и перевел на азербайджанский язык не только этот международный документ, но и Глобальный договор ООН 2010 года, Эдинбургскую декларацию и распространил их среди членов Рабочей группы, а также разместил на официальной веб-странице[23].

Также Уполномоченный по правам человека Азербайджана предложила принять отдельную государственную программу по бизнесу и правам человека или включить в существующие национальные планы действий отдельную часть, посвященную бизнесу и правам человека.

 

Пристатейный библиографический список

  1. 2019 Annual Report of the Commissioner for Human Rights (Ombudsman) of the Republic of Azerbaijan on the protection of human rights in Azerbaijan. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ombudsman.az/en/view/pages/59/
  2. Asia Pacific Forum (2008) Human Rights, Corporate Accountability and Government Responsibility. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.asiapacificforum.net/support/issues/business/acj/references/corporate-accountability.
  3. Australian Human Rights Commission (2010) Age Discrimination—exposing the hidden barrier for mature age workers. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.humanrights.gov.au/age/hiddenbarrier/index.html.
  4. Brodie M (2012) Pushing the Boundaries: The Role of National Human Rights Institutions in Operationalizing the ‘Protect, Respect and Remedy’ Framework. In: Mares R (ed) The UN Guiding Principles on Business and Human Rights. Foundations and Implementation. Martinus Nijhoff Publishers, Leiden, pp 245–272.
  5. Danish Institute for Human Rights (2012) Mapping survey of African NHRIs in Business and Human Rights. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.humanrights.dk/news/news?doc=22028.
  6. Gallagher A (2000) Making Human Rights Treaty Obligations a Reality: Working with New Actors and Partners. In: Alston P, Crawford J (eds) The Future of the UN Human Rights Treaty Monitoring. Cambridge University Press, Cambridge, pp 201–227
  7. Human Rights Institutions in the Implementation of the UN Guiding Principles on Business and Human Rights, with a Focus on Eastern Partnership Countries. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.europarl.europa.eu.
  8. Knott, Short Review of Rachel Murray The Role of National Human Rights Institutions at the International and Regional Levels: The Experience of Africa (2011) Global Law Books. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: globallawbooks,.org/reviews/detail. asp?idј677.
  9. National Human Rights Institutions, History, Principles, Roles and Responsibilities, Professional Training Series No. 4 (Rev. 1) UNITED NATIONS New York and Geneva, 2010, https://www.ohchr.org/Documents/Publications/PTS-4Rev1-NHRI_en.pdf.
  10. Nationale Menschenrechts institutionen/National Human Rights Institutions (NHRIs). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// institut-fuer-menschenrechte.de
  11. Principles on Business and Human Rights: Discussion paper on national implementation plans for EU Member States. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.humanrightsbusiness.org.
  12. Principles relating to the Status of National Institutions (The Paris Principles), https://nhri.ohchr.org/EN/ AboutUs/Pages/ParisPrinciples.aspx.
  13. Richard Carver, A New Answer to an Old Question: National Human Rights Institutions and the Domestication of International Law, Human Rights Law Review Advance Access, published January 28, 2010. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://hrlr.oxfordjournals.org/
  14. The 8th Annual Report 2005 to the Parliament of Uganda by the Uganda Human Rights Commission. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.uhrc.ug/download/uhrc-8th-annual-report-2006/?wpdmdl=481&refresh=602ce8870cbbf1613555847
  15. The Business and Human Rights Working Group under the Ombudsman. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ombudsman.az/en/view/allnews/19
  16. The Edinburgh Declaration. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.ohchr.org/Documents/AboutUs/NHRI/Edinburgh_Declaration_en.pdf
  17. Vienna Declaration and Programme of Action, supra n 2 at para 36. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.ohchr.org/Documents/ProfessionalInterest/vienna.pdf.
  18. Сафиханлы А. М. Модели национальных правозащитных учреждений и основные направления их деятельности. // Евразийский Юридический Журнал №2 (141) 2020, С- 375.

 

Информация об авторе:

Сафиханлы А.М. — руководитель Аппарата Уполномоченного по Правам Человека (Омбудсмана) Азербайджанкой Республики, доктор философии по юридическим наукам, преподаватель кафедры Юнеско по правам человека и информационного права Бакинского государственного университета.

Information about the author:

Safikhanly A.M. — Head of the Office of the Commissioner for Human Rights (Ombudsman) of the Republic of Azerbaijan, Doctor of Philosophy in Legal Sciences, Lecturer at the UNESCO Department of Human Rights and Information Law at Baku State University.

_____________________

[1] Bhopal disaster. [Электронный ресурс]. — Режим доступа:  https://en.wikipedia.org/wiki/Bhopal_disaster

[2] UN Global Compact. [Электронный ресурс]. — Режим доступа:  https://www.unglobalcompact.org/what-is-gc/participants/4451-GRAPH-2000

[3] Special representative of the Secretary-General (SRSG) [Электронный ресурс]. — Режим доступа:

https://www.ohchr.org/en/issues/business/pages/businessindex.aspx

[4]  Institute for Human Rights and Business. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.ihrb.org/

[5]  Working Group on the issue of human rights and transnational corporations and other business enterprises. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.ohchr.org/EN/Issues/Business/Pages/WGHRandtransnationalcorporationsandotherbusiness.aspx

[6] Guiding Principles on Business and Human Rights. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.ohchr.org/documents/publications/guidingprinciplesbusinesshr_en.pdf

[7]  Lima Declaration on Human Rights and Business. [Электронный ресурс]. — Режим доступа:

https://www.business-humanrights.org/en/latest-news/lima-declaration-on-human-rights-and-business/

[8]  Children’s Rights and Business Principles. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.unglobalcompact.org/engage-locally/manage/engagement/childrens-rights-and-business-principles

[9] Сафиханлы А. М. Модели национальных правозащитных учреждений и основные направления их деятельности.  // Евразийский Юридический Журнал №2 (141) 2020, С- 375.

[10] See Principles relating to the Status of National Institutions (The Paris Principles). [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https:// nhri.ohchr.org/EN/AboutUs/Pages/ParisPrinciples.aspx.

[11]  The Edinburgh Declaration. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.ohchr.org/Documents/AboutUs/NHRI/Edinburgh_Declaration_en.pdf

[12] HRC Res 17/4, supra n 19 at para 10. See also UN HRC Res 32/10, 30 June 2016, A/HRC/32/L.19 at para 14 (role of NHRIs in supporting states and other activities re: increasing accountability and access to judicial remedy).

[13] HRC Res 17/4, ibid. at paras 6(b), 6(h). A Forum on Business and Human Rights was also established, including NHRIs among the many participants, ibid. at para 13

[14] Guiding Principles, supra n 2 at para 1. This is a codification of the due diligence obligation of states under international human rights law. It is ‘a standard of conduct, not result’, see Ruggie, supra n 1 at 84.

[15] See GANHRI Statement to 2016 OECD Global Forum on Responsible Business Conduct High-High Level Roundtable for Policy-makers, 7 June 2016 (‘GANHRI 2016 OECD Global Forum Statement’)

[16] UN Working Group on Business and Human Rights, supra n 31 at 20.

[17] Report of the Working Group on the issue of human rights and transnational corporations and other business enterprises, 4 May 2016, A/HRC/32/45 at paras 103–104

[18]   Asia Pacific Forum. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.asiapacificforum.net/resources/2008-anni-annual-report/

[19]   Australian Human Rights Commission, Annual Report 2010/2011. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://humanrights.gov.au/sites/default/files/content/pdf/about/publications/annual_reports/2010_2011/AHRC_AnnualReport10-11_Final.pdf

[20] The 8th Annual Report 2005 to the Parliament of Uganda by the Uganda Human Rights Commission. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.uhrc.ug/download/uhrc-8th-annual-report-2006/?wpdmdl=481&refresh=602ce8870cbbf1613555847

[21]  Implementation of the UN Guiding Principles on Business and Human Rights. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/STUD/2017/578031/EXPO_STU(2017)578031_EN.pdf

[22]  2019 Annual Report of the Commissioner for Human Rights (Ombudsman) of the Republic of Azerbaijan on the protection of human rights in Azerbaijan. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ombudsman.az/en/view/pages/59/

[23] The Business and Human Rights Working Group under the Ombudsman. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://ombudsman.az/en/view/allnews/19

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: