Международный правовой курьер

В перечне ВАК с 2015 г.

Санкционная политика США» как вызов экономической и политической безопасности России: модели и сценарии преодоления санкций

В статье анализируются   вызовы и угрозы экономической и политической безопасности России, возникшие в результате  санкционной политики США. Американские санкции — это лишь один из элементов американской глобальной стратегии,   нацеленной на подрыв российской государственности. Очевидно, что сейчас Вашингтон использует   геоэкономику как  средство  достижения своих геополитических задач ввиду меньшей затратности   и большей эффективности, чем применение  военно – политических инструментов.  Использование геоэкономических средств Вашингтоном  (торговые войны, протекционизм) лишь подчеркивают кризисные тенденции в политике  американской сверхдержав.

В статье делается акцент на моделях и сценариях преодоления санкционного режима, подчеркивается необходимость   смены  прозападной модели развития России в условиях растущей  конкуренции «великих держав. Статья подготовлена в рамках выполнения НИР по теме «Исследование и прогнозирование вызовов территориальной целостности России» (№ 0006-2018-0002).

Ключевые слова:  геоэкономика , санкции, геополитика, внешняя политика США, экономическая и политическая безопасность России.

US Sanctions Policy” as a Challenge to Russia’s Economic and Political Security: Models and Scenarios for Overcoming Sanctions

Abstract. The article analyzes the challenges and threats to the economic and political security of Russia that have arisen as a result of the US sanctions policy. American sanctions are only one element of the American global strategy aimed at undermining Russian statehood. It is obvious that now Washington is using geoeconomics as a tools of achieving its geopolitical objectives in view of lower costs and greater efficiency than the use of military — political tools. The use of geo-economic means by Washington (trade wars, protectionism) only emphasize the crisis trends in the policy of the American superpower.

The article focuses on the models and scenarios of overcoming the sanctions regime, emphasizes the need to change the pro-Western model of Russia’s development in the context of growing competition of “great powers”.

The article was prepared as part of the implementation of research on the topic «Research and forecasting challenges to the territorial integrity of Russia» (№ 0006-2018-0002).

Keywords: geoeconomics, sanctions, geopolitics, US foreign policy, economic and political security of Russia

На фото: здание Капитолия, Вашингтон

Вот уже несколько лет не сходит с уст современных политиков и экспертов  санкционная тема. Похоже, США «вошли  во вкус», применив   «санкционный хлыст» уже  не только против своих прямых политических противников, чем является для них «авторитарная Россия», но и используют санкции для воздействия на ближайших союзников по НАТО, или «дружественных либеральных государств», принадлежащими к ЕС. Естественно, санкции как метод современной геополитической борьбы требует определенного осмысления, выявления ее сущностной характеристики, определения степени эффективности.

При рассмотрении природы санкций, следует отметить, что они уже длительное время анализируются западными политологами.  Санкции как метод политической борьбы следует рассматривать как метод геоэкономики [13, С. 47-55]. «Геоэкономика  — использование экономических инструментов для реализации и отстаивания национальных интересов и достижения позитивных результатов, а также последствия экономических действий других стран для геополитических целей данной страны». [1,C.38]

Выбор геoэкономического инструментария  в арсенале США  обусловлен масштабностью вызовов, стоящих перед  «последней гиперимперией».

Во-первых, глобализация показала, что чаемый «конец истории сам близится к концу». [1,C.18] Рыночная конкуренция на глобальном рынке  наглядно показала, что эффективно конкурируют страны с нерыночными принципами регулирования экономики, страны т.н. «пекинского консенсуса». Искусное манипулирование  курсом национальной валюты, мощный государственный сектор, активная экономическая политика на внешних рынках – все это доказывает, сколь эфемерны надежны на либеральный экономический миропорядок. Более того, Пекин, например, оказался в явном преимуществе перед Вашингтоном в оказании «экономической помощи» в тех или иных регионах, в продвижении своих геополитических интересов, не требуя от стран – рецепиентов каких-либо политических уступок. В итоге, влияние Пекина повсеместно нарастает, о чем свидетельствуют тревожные заключения американских политических аналитиков.

Вторым, фактором использования санкционной политики как элемента  геoэкономической стратегии является глобальное падение американской экономической роли, в том числе и в отношении ЕС. Нет ничего удивительного, что США применяют санкции и в отношении союзников. Так, если рассматривать идею реализации  американского сжиженного газа в Европу, то следует отметить, что это не только возможный  удар по России, но и попытка в целом подорвать конкурентно способность европейской экономики.  При реализации такой перспективы она будет, без сомнения,  отягощена  неподъемными экономическими  издержками от покупки сжиженного газа по завышенной цене.

Наконец, третьим фактором, диктующим необходимость  сегодня США, как,  впрочем,  и любым другим странам, опираться на геэкономическую стратегию, является de-facto формирование многополярного мира, в котором США не обладают определяющим превосходством, а потому прямые военные действия по ликвидации геополитических конкурентов невозможны в принципе. Не случайно, в Новой стратегии национальной безопасности США (декабрь 2017) года геоэкономике уделено большое внимание. В документе подчеркивается, что «экономические инструменты, включая санкции, меры по борьбе с отмыванием денег и коррупцией,  принудительные действия — могут быть важными частями более широкой стратегии сдерживания, принуждения и ограничения противников». [12,C.34]

Было бы наивно полагать, что геоэкономика исключает военно-силовые инструменты давления на противников США, она скорее дополняет их.  Реальность современного мира такова, что акцент на  геоэкономические инструменты  в некотором смысле является вынужденной мерой, неизбежным признанием неспособности США  обеспечить доминирование в    военно-политической сфере.

Санкционная политика США, очевидно,  может  рассматриваться в более широком контексте  различных  геоэкономических стратегий и моделей. Одна из них, западно-центричная сформировалась в 1990-е гг., когда   политическая элита России активно стремилась  интегрироваться в  западный мир. Сначала М.С. Горбачев, а потом и Б.Н. Ельцин признали окончание «холодной войны». Тогда отношения с Западом рисовались в идеалистическом духе. Российская элита рассчитывала, что растущая взаимосвязь экономик России и Запада позволит не только модернизировать Россию, подняв благосостояние  людей, но и снять существовавшие в годы холодной войны взаимное недоверие, преодолеть инерцию взаимного противостояния. Апогеем прозападного вектора российской элиты,   стали заявления министра иностранных дел РФ А.В. Козырева о тождественности национальных интересов России и США. Стремление России на запад, тем не менее, оказалось дорогой с «односторонним движением» и не сопровождалось  включением России в западное сообщество на равноправных основах. «Предполагалось, что существенных противоречий идеологического порядка между Россией и Западом больше нет, как не осталось и почвы для политических конфликтов между ними. Внешняя безопасность страны виделась в контексте сотрудничества с НАТО…»[7,C.96] Однако, кризисные явления в отношениях Запада и России постепенно  стали проявляться  как в экономической, так и политической сферах. Агрессия НАТО  против Югославии в 1999 г. отрезвила российскую политическую элиту, продемонстрировав нежелание Запада учитывать интересы России. Продвижение инфраструктуры НАТО к границам России, выход США из Договора  ПРО в 2002 г., «цветные революции», грузинская агрессия 08.08.08. —  все это показало  стремление Запада разговаривать с Россией на языке силы. Мюнхенская речь В.В. Путина 10 февраля 2007 года в этом смысле стала некой реперной точкой утверждения  новой российской внешнеполитической парадигмы, предполагающей формирование мира на основе равноправия и баланса интересов. Американское глобальное доминирование было отвергнуто российской стороной. «Толчком к пересмотру своей изначально абсолютно прозападной и европоцентричной политики стал отказ США и Европы интегрировать Россию в западный мир на приемлемых для нее условиях,  а также изменения в распределении силы в современном мире, когда деятельное участие в жизни незападного мира может рассматриваться как полноценная альтернатива включения в мир запада». [7,C.99]

Сегодня геоэкономический проект России состоит в формировании модели «мира без запада». России,  не отказываясь от сотрудничества с Западом, связывает свое будущее с незападной архитектурой международных отношений. Рост авторитета БРИКС, ШОС, кризис НАТО, вызванный  конфликтом Турции, ведущей страной НАТО с США, нарастающие противоречия внутри коллективного запада из-за очевидной националистической политики Д. Трампа –все это симптомы переформатирования  сложившегося мирового порядка и формирования нового исторического баланса сил. Безусловно, становление новой модели отношений, во главе которой стоит Россия вызывает  агрессивную реакцию Запада, небезосновательно рассматривающего Россию как «страну-ревизиониста». Этим вызваны многосторонние санкции против России.

На фото: лидеры стран БРИКС

Антироссийские санкции Вашингтона как элемент геоэкономики представляют собой комплексное давление на Россию, затрагивающее различные сферы, как экономические, так и политические. В этой связи следует  отметить многозадачность американских санкций.  Они включают в себя:

  • Воздействие на политическую систему России. Дискредитация и изоляция политического руководства страны. Фрагментация российской политической элиты.
  • Превращение России в «токсичного» партнера для стран, которые не присоединились к политике санкций. Подрыв авторитета России на международной арене.
  • Изоляция России от инвестиций и передовых технологий в критичных для нее областях. Финансовое давление на Россию. Подрыв доверия инвесторов к России.
  • Консолидация европейских союзников на фоне «российской угрозы». Укрепление американского влияния в Европе.
  • Стимулирование европейских стран к расширению номенклатуры санкций и к финансовым вложениям в идеологическое противодействие России.
  • Вытеснение России с энергетических рынков Европы в интересах американских поставщиков. Решение аналогичных задач на глобальном рынке вооружений и военной техники.
  • Превращение России в европейского «изгоя», использование России в политике идентичности в качестве узнаваемого врага.
  • Устранение России в качестве активного игрока на постсоветском пространстве.
  • Радикальная смена российского внешнеполитического курса по всем ключевым направлениям. [8]

В докладе РСМД справедливо отмечены отличия американских санкций   от европейских. Европейские санкции в значительной степени инструментальны и легко могут быть отменены. Санкции США являются частью американской внешнеполитической стратегии и зачастую необратимы, поскольку выражают антироссийскую консолидированную направленность американского истэблишмента. Характер принятия политических решений в США таков, что инициативы  Д.Трампа по улучшению отношений с Россией блокируются Конгрессом. Это обстоятельство формирует долговременный тренд в американской политике, препятствующий не только нормализации отношений, но и ограничивающий саму возможность диалога.

Хотя оценить в долларах финансовые потери представляется весьма сложной задачей, а среди аналитиков не сложилось как единой методологии, так и единства оценок в количественном определении ущерба от санкционной политики, общая оценка западными и российскими экспертами однозначна- санкции наносят России существенный ущерб. «Пострадала ее внешняя торговля, конкурентоспособность ее компаний, а также ее инвестиционная привлекательность. Санкции усилили негативное влияние сырьевой конъюнктуры на экономику, затормозили и без того вялый экономический рост. Во-вторых, санкции ударили по Европейскому союзу как основному торговому партнеру России. Однако общий объем экономики ЕС позволяет переносить эти потери значительно легче в сравнении с Россией. Ущерб экономике ЕС оценивается в доли процента, тогда как экономике России – в единицы процентов. И хотя потери внутри ЕС неравномерны и усилия по поиску новых рынков оказались малоэффективными, экономика ЕС обладает значительно большим запасом прочности в сравнении с российской. В-третьих, США остаются практически неуязвимыми к негативным воздействиям санкций против России, при этом выступая наиболее активным инициатором и идеологом санкций». [8]

Западные санкции, в первую очередь, направлены на политическую дестабилизацию России,  на создание и усиление оппозиционного давления на власть. Согласно рекомендациям экспертов исследовательского  Фонда «Наследие», «В   России должны произойти перемены изнутри, а не извне». Причем, авторы аналитического доклада достаточно четко отдают себе отчет в маргинальном характере нынешней либеральной оппозиции и предлагают набраться терпения. Прямые попытки в продвижении демократии в России, особенно сотрудничество с дискредитированным внутри страны либеральной оппозиции Путину, скорее всего, даст возможность  и предоставит Путину еще одну предполагаемое доказательство недружественных действий Запада в отношении России. [11] В аналитическом докладе делается упор на долговременных последствиях санкций, которые должны лишить население большой части своих накоплений.[11]Соответственно, должна сформироваться социальная основа для недовольства в стране.

В аналогичном ключе смотрят на воздействие санкций и российские прозападные эксперты, такие как А. Мовчан, эксперт Центра Карнеги. По его мнению,  санкции не повлияют поведение российских олигархов, не создадут из них  реальную оппозицию Путину. «С 2003 года у них нет не то, что возможностей влиять на власть или как — то ей оппонировать – у них нет даже фантазий на эту тему. Они «рассматривают свои российские активы,  как взятые во временную аренду у государства». [5] По мнению либерала,  ответом на санкции станут «усиление контроля внутри страны, запрет иностранных СМИ, раскручивание образа внутреннего  врага,  активная  антиамериканская пропаганда.[5]  Такая политика, по мнению эксперта,  лишь укрепит  режим, но в долговременной перспективе будет способствовать технологической консервации страны и превращению ее в «малоуспешную развивающуюся страну, разве что с ракетами». [5]

В авторитетном докладе RAND  Corporation подчеркивается,  что  «российский народ чувствует влияние западных санкций, государственный бюджет ужесточается, происходит  повышение цен на продовольствие,  а Путин накладывает ограничения    на импорт западных продуктов питания». [10, P.154]Эксперты ведущего «мозгового центра»  скептичны в отношении политических перемен в России.  «Патриотические настроения так высоки, а СМИ и гражданское общество сейчас настолько подавлено, что есть мало оснований полагать, что демократические  реформы или прозападная политика будут преобладать в России в ближайшее время». [10, P.155]

Эффект от санкций аналитики склонны видеть в долговременной перспективе. По их мнению, Россия находится в экономической стагнации. Россия может представить краткосрочную угрозу для Европы, но находится в демографическом и финансовом упадке в долгосрочной перспективе, что  затрудняет ей сохранять устойчивые  многомиллиардные военные расходы. По некоторым оценкам она может позволить себе иметь оборонный бюджет от $ 100 млрд. до $ 150 млрд. в 2020 году, составляющую всего около 1/8 от расходов НАТО. Российская экономика впала в рецессию в 2015 году, и экономика растет в соответствии с официальными прогнозами восстановления до 2,2%. Такой рост  значительно ниже среднегодовых темпов последнего десятилетия. [10, P.155]

На фото: вид на район Сити, Москва

Эксперты РЭНД уверены, что  «в долгосрочной перспективе России, находящейся в упадке, в конечном итоге придется отказаться ее завоевания в «ближнем зарубежье» и, возможно, в Сирии. Чтобы преуспеть в этой стратегии Вашингтону  потребовалось бы … поддерживать международные экономические санкции.[10, P.155] Долговременные последствия  от санкций  отмечают экспертами Атлантического Совета.  «Экономическое воздействие санкций в отношении России были значительными; многие наблюдали, что при резком снижении цен на нефть и газ наибольший ущерб  экономике России принесла  рецессия, в то время как санкции ускорили экономический спад и затруднили  способность  России преодолеть ее. Санкции показали  единство США и ЕС при  демонстративной изоляции России, способствовали  падению  самооценки России как глобальной силы,   подчеркнули неспособность Путина  защитить некоторых своих  ближайших соратников. [9]

Как видно даже из либеральных оценок, надежд на политический кризис в России у западных экспертов в обозримом будущем нет. Он могут возникнуть лишь в долгосрочной перспективе, при которой развитие страны хронически замедлится. В этих условиях, безусловно, необходимы разработки сценариев стратегического развития страны, рассчитанные на долговременную перспективу развития страны.

Первый сценарий  условно можно назвать либерально-западническим.  Он предполагает встраивание в PAX AMERICANA на условиях США посредством «максимизации зависимости». Такая  модель может быть охарактеризована как неоколониализм, обращенный против России. Причем, весомыми, и очень традиционными для либералов, аргументами являются подавляющее превосходство США в ВВП и технологиях. «Атаковать страну, чей экономический потенциал в 15 раз, а объем международной торговли в 10 раз больше, страну, которая участвует в мощнейших экономических блоках и является членом всех ведущих цепочек создания стоимости, методом эмбарго не только неэффективно, но и вредно для самих себя», -пишет эксперт Карнеги. [4]

Чего стоят, например, пассажи  о причинах покупки США у России ракетных двигателей. Автор пишет, что «также нет большого смысла вводить запрет на поставки в США ракетных двигателей. Американцы покупают их не из-за уникальности, а из-за дешевизны». [4] Комментировать такой тезис вряд-ли необходимо, если автор слепо верит в абсолютное технологическое превосходство  США.

Выход из санкционного тупика автор предлагает осуществить  посредством того, чтобы «максимально завязать американский бизнес на Россию», продать США крупные пакеты акций российских кампаний «по британскому праву и в рамках  холдинга, расположенного вне России, возможно – в США». Причем, по мнению автора надо продать акции «Русала», «Норильского никеля», т.е. очень прибыльных кампаний. Если осуществить  10-15 сделок такого масштаба, то, по словам Мовчана, «мы не только обезопасим свою промышленность и привлечем в нее лучшие современные технологии, мы получим удвоенное финансирование науки на 15-20 лет вперед и сможем кардинально продвинуть свой уровень разработок и свое положение в современном научном мире». [4] Несостоятельность такого подхода состоит не только в призыве к фактическому установлению контроля над экономикой страны, но и созданию, по существу,   колониального режима, при котором России предлагается в «одностороннем порядке  принять решение о безвизовом въезде в Россию граждан ЕС и США и бессрочном их праве на пребывание на основе простого уведомления».  Эксперт Карнеги предлагает «полностью открыть рынок труда для граждан этих стран (а также Канады, Австралии, Великобритании, Норвегии) – отменить разрешение на работу и квоты полностью». [4] Интересно спросить автора —  а почему в интересах именно этих стран, а не других! По праву колонизаторов,  Мовчан предлагает: «Часть средств на финансирование науки и образования надо потратить на предоставление беспрецедентных льгот университетам из числа ста ведущих в мире при открытии ими своих кампусов в России. Бесплатно должна предоставляться недвижимость, деятельность должна быть освобождена от налогов, для ввоза оборудования и материалов должен быть установлен режим fast track, проживание иностранных специалистов должно субсидироваться». [4] Эксперт Карнеги связывает такую модель с историческим поражением России, необходимостью признать доминирование запада.

На фото: Памятник Минину и Пожарскому, Красная площадь, Москва

«Это будет напоминать традиционную российскую тактику – исторически Россия всегда была не готова к большой войне (так же как мы сейчас – к конкуренции с США), всегда пускала врага далеко на свою территорию (а 200 лет назад была сдана даже Москва), всегда тратила много времени и сил на то, чтобы перестроиться, перевооружиться, научиться воевать, научиться в первую очередь – у врага». [4] «В российской экономической элите до сих пор господствуют представления о том, что успешное развитие и даже рывок возможны в рамках прежней мировой экономической системы, той, в которой доминируют США. Но это опасная иллюзия. Во-первых, сама система явно пребывает в состоянии перенапряжения, борясь за сохранение позиций. Во-вторых, внутри ее никто уже никому «постороннему» развиваться не даст». [3]

Второй подход, либерально- патриотический предлагается экспертами, ориентированный на реализацию интересов российского  государства и представлен экспертами «Валдайского клуба». С. Караганов видит будущее России в «повороте на Восток», в диверсификации хозяйственной связей, в выстраивании новой модели мироустройства. Запад «развитию России будет препятствовать. Попросту говоря, санкции навсегда. Любые же серьезные уступки – хоть в политике, хоть в экономике – усугубят желание дожать, а то и добить. Направления и инструменты внешнеэкономической деятельности придется диверсифицировать для максимально возможной независимости от западных институтов». [3]

Ущербность либерально-западнической модели состоит в том, что  в «Экономической сфере Запад подталкивал глубокую интеграцию России в мировую экономику на либеральных принципах, активно противясь любым проявлениям монополизма во внешней торговли, протекционизма и попыткам проведения национальной промышленной политики, что вкупе с выдавливанием  России с ее традиционных рынков Центральной и Восточной Европы, а также Ближнего Востока превратили страну в экономическую полуколонию, технологически и финансово зависимую от Запада. В политической области Запад всячески противился сохранению в России политического режима, который мог бы обеспечить концентрацию ресурсов на приоритетных направлениях и действовать от лица российской экономики в целом,  в том числе заставлять российских экономических игроков вести скоординированную экономическую политику в отношении зарубежных контрагентов». [7,C.101]

Высокая степень политического контроля над международными финансовыми институтами, монополизация технологической сферы со стороны запада, контроль за международными потоками капитала, господство доллара — все это подрывает национальную безопасность России, ее экономический суверенитет. Задачей сегодняшнего дня является уход от западно-центричной модели экономики, в которой России уготована роль зависимой полуколониальной страны.  Очевидна необходимость запуска новой индустриализации. Эта задачи имеет приоритетное значение для обеспечения национальной безопасности. Так, в 2013 г. доля материального производства в ВВП составила 39% при пороговом значении экономической безопасности  66% и т.д. [6,C.55]

Переход к новой модели модернизации предполагает уход от догматизма рыночного либерального западничества, поиск своей модели национального развития. Во многом  политика России, озвученная ее Президентом В.В.Путиным, строится на следовании идеям П.А.Столыпина, который утверждал «что Россия исторически отличается от Западной Европы и должна идти собственным путем, что для проведения реформ большое значение имеет внутренняя и внешняя стабильность, а и также следование по пути эволюционного (а не революционного) развития. В том,  что касается защиты единства и целостности страны, он делал акцент на авторитете правительства, отстаивал концепции зрелого государства, твердой государственной воли в России как крупной державы; подчеркивал необходимость обладания мощным потенциалом для развития армии; придавал важное значение православию и объединению русской нации- русский народ и православие рассматривались им в качестве основы сохранения исторических традиций в стране». [2,C.319]

Выводы

Санкции – один из инструментов современной геоэкономики и геополитики. Использование этого инструмента во внешней политике США является реакцией на сдвиги в отмеченных областях, произошедшие в современной международной  архитектуре и краха PAX AMERICANA. Американские санкции имеют стратегический характер и рассчитаны на длительные процессы по демонтажу возросшего влияния России. Расчет делается на срыв и замедление экономической модернизации страны с перспективой вызвать в последующем социальное недовольство населения, что должно создать условия смены парадигмы развития России. Одним из путей противодействия санкциям — смена западно-центричной модели развития государства,  которая сегодня уже исчерпала себя.

Литература:

1.Блэквилл Р. Харрис. Д.  Война иными средствами. М.: Из-во АСТ, 2017.

2.Гуань Сюэлин, Чжан Мэн Политэкономия Владимира Путина. Спб.,2017.

3.Караганов С. Как победить в холодной войне//РОССИЯ в Глобальной политике. https://www.globalaffairs.ru/pubcol/Kak-pobedit-v-kholodnoi-voine-19683

4.Мовчан А. Антисанкции против США. Как сделать их эффективными.// https://carnegie.ru/commentary/76265

5.Мовчан А. Система санкций и противовесов. Куда ведет санкционная война России и Запада.// https://carnegie.ru/commentary/76017 (режим доступа. 20.08.2018)

6.Новая  промышленная политика России в контексте обеспечения технологической независимости. Спб., Алетейя,  2016.

7.Новые международные отношения: основные тенденции и вызовы для России/ под ред. А.В.Лукина. М., Международные отношения, 2018

8.Санкции против России: направления эскалации и политика противодействия : доклад

№ 37/2018 / [И. Н. Тимофеев]; Российский совет по международным  делам (НП РСМД). – М., НП РСМД, 2018.

9.D. Fried , B. O’Toole The New Russia Sanctions Law. What It Does and How to Make

It Work.// www.AtlanticCouncil.org

10.A.R.Hoehn    R.H.Solomon  S. Efron Strategic choices for a turbulent  world. In pursuit of security and opportunity. RAND  Corporation, Santa Monica, Calif.,2017

11.James M. Roberts and Ivan Benovic Russia’s Economy Continues to Underperform// BACKGROUNDER No. 3264  November 19, 2017// http://report.heritage.org/bg326

12.National Security Strategy of the United States of America, December 2017. P. 34.

URL:https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf)

13.ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ВООРУЖЁННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, Идрисов Р.Ф., Синицын И.М.,  Вестник военного права. 2018. № 3. С. 47-55.

Literature:

1.Blehkvill R. Harris. D.  Vojna inymi sredstvami. M.: Iz-vo AST, 2017.

2.Guan’ Syuehlin, CHzhan Mehn Politehkonomiya Vladimira Putina. Spb.,2017.

3.Karaganov S. Kak pobedit’ v holodnoj vojne//ROSSIYA v Global’noj politike. https://www.globalaffairs.ru/pubcol/Kak-pobedit-v-kholodnoi-voine-19683

4.Movchan A. Antisankcii protiv SSHA. Kak sdelat’ ih ehffektivnymi.// https://carnegie.ru/commentary/76265

5.Movchan A. Sistema sankcij i protivovesov. Kuda vedet sankcionnaya vojna Rossii i Zapada.// https://carnegie.ru/commentary/76017 (rezhim dostupa. 20.08.2018)

6.Novaya  promyshlennaya politika Rossii v kontekste obespecheniya tekhnologicheskoj nezavisimosti. Spb., Aletejya,  2016.

7.Novye mezhdunarodnye otnosheniya: osnovnye tendencii i vyzovy dlya Rossii/ pod red. A.V.Lukina. M., Mezhdunarodnye otnosheniya, 2018

8.Sankcii protiv Rossii: napravleniya ehskalacii i politika protivodejstviya : doklad

№ 37/2018 / [I. N. Timofeev]; Rossijskij sovet po mezhdunarodnym  delam (NP RSMD). – M., NP RSMD, 2018.

9.D. Fried , B. O’Toole The New Russia Sanctions Law. What It Does and How to Make

It Work.// www.AtlanticCouncil.org

10.A.R.Hoehn    R.H.Solomon  S. Efron Strategic choices for a turbulent  world. In pursuit of security and opportunity. RAND  Corporation, Santa Monica, Calif.,2017

11.James M. Roberts and Ivan Benovic Russia’s Economy Continues to Underperform// BACKGROUNDER No. 3264  November 19, 2017// http://report.heritage.org/bg326

12.National Security Strategy of the United States of America, December 2017. P. 34.

URL:https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf)

13.SECURITY OF ECONOMIC SECURITY IN THE ARMED FORCES OF THE RUSSIAN FEDERATION, Idrisov RF, Sinitsyn IM, Military Law Bulletin. 2018. No. 3. S. 47-55.

Об авторе: 

Блохин Константин Владимирович, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник ФГБУН Центр исследования проблем безопасности РАН

About the author:

Konstantin V.Blokhin, Candidate of Historical Sciences, Leading researcher of the Center for Security Studies of the RAS

Добавить комментарий

Войти с помощью: