Международный правовой курьер

В перечне ВАК с 2015 г.

Соглашение по ТРИМС: соотношение интересов развивающихся и развитых государств/Agreement on TRIMs: the balance between the interests of developing and developed countries

Источник фото: pixabay.com

Источник фото: pixabay.com

Воронкова М.М.

Аннотация: Инвестиционные меры вводятся государствами в целях эффективного применения иностранных инвестиций в экономике страны. В 1994 г. в ходе Уругвайского раунда переговоров ГАТТ было принято Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей (Соглашение по ТРИМС). Положения документа ограничили применение инвестиционных мер, связанных с торговлей, государствами-реципиентами иностранных инвестиций. Выработка текста и принятие Соглашения происходили на фоне разделения мнений развитых и развивающихся государств по вопросу проведения протекционистских мер. По мнению автора статьи, Соглашение требует внесения изменений, так как не учитывает интересы и потребности развивающихся стран.

Ключевые слова: Соглашение ТРИМС, ВТО, , инвестиционные меры, развивающиеся страны, развитые страны.

 

Voronkova M.M.

Abstract: Investment measures are imposed by states in order to that the economy may effectively benefit from it. During the 1994 Uruguay Round of GATT negotiations the Agreement on Trade-Related Investment Measures (TRIMs) was adopted. The provisions of the document restricted the application of trade-related investment measures by recipient states. The elaboration of the text and the adoption of the Agreement appeared against the background of a difference of opinion between the developed and developing states regarding the issue of imposing of the protectionist measures. In the author’s view, the Agreement needs to be amended since it does not address the interests and needs of developing countries.

Keywords: Agreement on TRIMS, WTO, GATT, foreign investments, trade-related investment measures, developing countries, developed countries.

 

В современных условиях глобализации и интернационализации международных экономических отношений вопрос правового регулирования иностранных инвестиций становится все более острым и неотложным. Специфика международной инвестиционной деятельности обуславливает необходимость как государственно-правового, так международно-правового регулирования.

Государства вследствие своего экономического суверенитета определяют инвестиционную политику, которая в силу взаимосвязанности современных международных экономических отношений должна соответствовать общеобязательным нормам и правилам международного инвестиционного права.[1] Таким образом, правовое регулирование иностранных инвестиций осуществляется во взаимодействии двух уровней регулирования: национального и международного[2].

Национальное законодательство регулирует правила доступа, учреждения и ликвидации иностранных инвестиций на свою территорию. Государства-реципиенты иностранных инвестиций стремятся, чтобы привлеченные инвестиции оказывали позитивное воздействие на экономику страны, на промышленное развитие, на получение передового опыта («best practice») в сфере технологий, управления, ведения отчетности, повышали конкурентоспособность товаров и т.д.[3]

Международное инвестиционное право, в свою очередь, направлено на выработку механизма правовой защиты иностранных инвестиций, обеспечение правовых гарантий иностранных инвестиций, урегулирование  инвестиционных споров, либерализацию инвестиционных и торговых потоков и т.д. Одной из ключевых проблем правового регулирования иностранных инвестиций являются протекционистские меры государства-реципиента иностранных инвестиций, продиктованные национальными интересами государства и не отвечающие интересам иностранных инвесторов.

Попытка разрешить данную проблему была предпринята в 1994 году в рамках ГАТТ во время проведения Уругвайского раунда многосторонних переговоров принятием Соглашения по связанным с торговлей инвестиционным мерам (TRIMS)/Соглашение по ТРИМС. Соглашение вступило в силу в 1995 году.[4]

Данный документ регулирует инвестиционную политику государств-реципиентов иностранных инвестиций, вводя ограничения на применение правительственных мер в отношении иностранных инвестиций, связанных с торговлей.

Соглашение представляет собой документ, состоящий из преамбулы, 9 статей и приложения, представляющий собой иллюстративный перечень мер, запрещенных Соглашением. В преамбуле Соглашения провозглашаются поощрение прогрессивной либерализации мировой торговли, содействие международной инвестиционной деятельности с целью достижения экономического роста торговых партнеров, особенно развивающихся стран-членов, учет торговых, финансовых интересов и целей в области развития развивающихся стран и наименее развитых стран.[5] В документе замечается, что определенные инвестиционные меры ограничивают и деформируют мировую торговлю.[6]

В соответствии с данным документом, государства-члены ВТО не могут проводить меры, дискриминирующие иностранные товары или эквивалентные количественным ограничениям, так как это нарушает основополагающие принципы ВТО inter alia ст. III (положение о предоставлении национального режима) и ст. XI (положение о количественных ограничениях) ГАТТ-94, что закрепилось в ст. 2 Соглашения. Инвестиционные меры, несовместимые с обязательствами согласно ст. III, XI ГАТТ-94, содержатся в иллюстративном перечне ТРИМС Приложения к Соглашению по ТРИМС. Среди запрещенных инвестиционных мер, регулирующих деятельность предприятий с иностранным капиталом, нарушающих обязательство национального режима и направленных для получения преимуществ перечислены следующие: a) требование, предъявляемое к предприятиям, производить закупки или использовать фиксированную долю местных товаров в производстве своей продукции; b) ограничение осуществления закупок или использования импортных товаров в зависимости от объема и стоимости местных товаров, экспортируемых предприятием[7].

Источник фото: pixabay.com

Источник фото: pixabay.com

Среди инвестиционных мер, несовместимых с обязательствами устранения количественных ограничений и направленных для получения преимуществ, перечислены следующие: a) ограничение импорта продукции, используемой для местного производства, в зависимости от объема или стоимости местной продукции, экспортируемой предприятием; b) ограничение импорта продукции, используемой для местного производства, путем ограниченного доступа к иностранной валюте на сумму, равной валютным поступлениям предприятия; с) ограничение экспорта или продажи для экспорта продукции с помощью установления перечня экспортируемых товаров, их объема или стоимости, или с помощью установления размера экспорта товаров от доли его местного производства.

Получается, проводимые развивающимися странами такие инвестиционные меры, как требование местного компонента, требование экспортной составляющей, требование валютного баланса, направленные на возможность ограничения недобросовестной конкуренции, создания новых рабочих мест, развития новых отраслей промышленности, не соответствуют положениям Соглашения.[8]

Более того, особенность Соглашения заключается в том, что в нем не дается дефиниция инвестиционных мер и преимуществ, получаемых государством, также как и критерии, на основании которых было бы возможным определить соответствуют ли меры, вводимые государством, требованиям документа, что порождает определенную правовую неопределенность и сложности при реализации положений Соглашения.             Государства зачастую затрудняются идентифицировать свои меры как инвестиционные по смыслу Соглашения в сфере  автомобильной промышленности, сельского хозяйства, фармацевтической промышленности. Так в 1996 г. Европейское сообщество подало запрос на консультации с Индонезией в Орган по разрешению споров ВТО. ЕС утверждало, что положения Национальной автомобильной программы Индонезии, освобождающие от таможенных пошлин и налога на роскошь импортированные «национальные» транспортные средства и их комплектующие, создают преимущество по смыслу п. a ст. 1 (требование местной составляющей) Иллюстративного перечня, нарушают ст. 2 Соглашения по ТРИМС и влекут ущерб интересам ЕС.[9] При этом, по мнению Индонезии её Национальная автомобильная программа не являлась инвестиционными мерами.

Ст. 5 закрепляет процедуру уведомления, в соответствии с которой государства обязаны уведомить Совет по торговле товарами ВТО о применении инвестиционных мер, несовместимых с Соглашением, и закрепляет переходный период, в течение которого государства должны устранить все несоответствия в национальном законодательстве. Переходный период для развитых стран составил 2 года, для развивающихся 5 лет и для наименее развитых стран 7 лет. П. 3. ст. 5 допускает продление переходного периода Советом по торговле товарами для развивающихся и для наименее развитых стран по их запросу в случае сложностей при реализации положений документа. Возможностью продления переходного периода воспользовались такие развивающиеся страны, как Аргентина, Колумбия, Мексика, Пакистан, Филиппины, Таиланд, Румыния, Малайзия, при условии предоставления поэтапного плана устранения инвестиционных мер.[10] В рамках подготовки к Министерской конференции ВТО 1999 г. Индия и ряд других развивающихся стран подготовили предложения для пересмотра некоторых положений Соглашения по ТРИМС.[11] Индия настаивала на том, что положение об устранении такой инвестиционной меры, как требование местного компонента, должно быть пересмотрено, так как эта мера способствует ускорению процесса индустриализации в развивающихся странах.  Государства должны получить право продления переходного периода для применения данной меры, пока этого требуют нужды развития. По мнению Индии, п. 3 ст. 5, в котором признается важность учета финансовых, торговых интересов и потребностей развития развивающихся стран при рассмотрении вопросов по инвестиционным мерам, является малоэффективным и недействующим, поэтому данный пункт должен быть изменен и обрести императивный характер.

Согласно ст. 7 обязанности по контролю за выполнением государствами-членами ВТО обязательств по Соглашению возложены на Комитет по ТРИМС в составе Совета по торговле товарами[12].

Таким образом, проанализировав основные положения Соглашения по ТРИМС, мы приходим к выводу, что данный документ имеет неоднозначный характер и ряд существенных недостатков. При этом, можно заметить, что все недостатки обусловлены вполне закономерными причинами, если мы посмотрим на процесс выработки и принятия Соглашения.

Иностранные инвесторы часто возражали против применения государствами-реципиентами инвестиционных мер, воспринимая их как нежелательное вмешательство в свою инвестиционную деятельность.[13] Оказываемое ими давление привело к тому, что в 1982 году правительство США на министерском собрании ГАТТ вынесло на повестку дня вопрос об инвестиционных мерах. США выступили с предложением расширить круг вопросов, находящихся в ведении ГАТТ, и разработать правила для установления международного инвестиционного режима. Это привело к тому, что внутри ГАТТ произошло глубокое разделение между странами, которые поддерживали решение США по включению инвестиционных мер в обсуждения, и странами, которые выступили против.  Поддержку решения США выразили другие развитые страны, которые являлись домом для многих корпораций, осуществлявших значительные иностранные инвестиции, в частности Канада, Европейское сообщество, Япония.

Напротив, развивающиеся и наименее развитые страны решительно выступили против  данной инициативы, призвав оппонентов не включать в переговоры вопросы, находящиеся вне мандата ГАТТ, так как полагали, что инвестиционные меры являются одним из немногих инструментов давления для получения уступок и выгод от иностранного инвестора. Они также опасались, что любые новые правила ГАТТ, посягающие на независимость проводимой ими инвестиционной политики, в конечном итоге подорвут их экономический и политический суверенитет.

В результате разделения мнений между странами некоторые наблюдатели квалифицировали состоявшиеся переговоры как наиболее удручающие и наименее продуктивные из Уругвайского раунда. Хотя окончательный вариант Соглашения в основном повторил существующие обязательства ГАТТ, с точки зрения развитых государств был достигнут важный результат, так как инвестиционные меры ранее не попадали под компетенцию ГАТТ, а теперь  инвестиционные меры должны быть устранены, в том числе с возможностью применения рычагов давления —  в рамках урегулирования спора или угрозе применения процедур урегулирования споров[14]. Иллюстративный перечень запрещенных инвестиционных мер Соглашения также придал документу большей правовой определенности.

Pixabay-com-developing-countries - 1

Источник фото: pixabay.com

Подводя итог, мы можем заключить, что дискуссии и разногласия относительно экономической значимости инвестиционных мер и обоснованности проведения определенных видов инвестиционных мер не прекращаются. Некоторые критики утверждают, что инвестиционные меры не будут способствовать экономическому росту государств-реципиентов инвестиций в долгосрочной перспективе, и в целом  инвестиционные меры препятствуют естественному развитию международной торговли.

Другие исследователи высказывают мнение, что хорошо разработанные инвестиционные меры с четкими целями и при эффективной реализации способствуют не только достижению поставленных целей, но также способны принести значительные дополнительные выгоды. Они также указывают, что Соглашение по ТРИМС налагает ограничения на действия государств, но не вводит ответных ограничений на действия транснациональных корпораций.

Таким образом, положение о необходимости устранения инвестиционных мер является спорным, так как для некоторых государств они являются полезным инструментом промышленного развития и диверсификации экономики. Более того, развитые государства ранее проводили инвестиционные меры для наращивания внутренних производственных возможностей, для обмена технологиями и налаживания производственных связей.

Исследование, проведенное ЮНКТАД в 2007 г., показывает, что инвестиционные меры не всегда оказывают позитивное воздействие на экономику страны, иногда такое воздействие является несущественным или даже негативным.[15] Эффективность инвестиционных мер во многом зависит от конкретных экономических условий, политической обстановки страны, местных трудовых ресурсов и местных предприятий, а также от совместимости проводимых мер с политикой в области промышленности и торговли.

Однако несмотря на различия в подходах развитых и развивающихся государств к инвестиционным мерам, на наш взгляд, международный договор должен быть воплощением баланса и учета взаимных интересов сторон. В этой связи, нам кажутся необходимыми некоторые изменения документа: пересмотр отдельных положений Соглашения с учетом интересов развивающихся и наименее развитых стран, разработка определений для ключевых понятий  — инвестиционные меры торгового характера, преимущества, получаемые государством, сокращение  количества мер иллюстративного перечня, введение временных изъятий из режима ТРИМС для государств, инвестиционные меры для которых являются единственным жизнеспособным средством достижения устойчивого экономического развития и для которых устранение инвестиционных мер угрожает потерей политического или экономического суверенитета.

Источник фото: pixabay.com

Источник фото: pixabay.com

Список литературы:

  1. Данельян А.А., Фархутдинов И.З. Международный инвестиционный арбитраж: Учебное пособие. — М.; Спб., Центр гуманитарных инициатив, 2013, с. 9-11.
  2. Данельян А.А. Регулирование режима иностранных инвестиций в рамках ВТО // Право и государство: теория и практика. – 2015. – № 12 (132) – С.75–78.
  3. Данельян А.А. Иностранные инвестиции: некоторые аспекты взаимодействия международного и национального права // Евразийский юридический журнал. – 2011. – № 8 (39). – С. 57–60.
  4. Данельян А.А. Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам (ТРИМс) и принцип «performance requirements» // Евразийский юридический журнал. – 2016. – №2 (93), с. 71–73.
  5. Данельян А.А., Васькина А.Ю. Общие и специфические обязательства государств как условие их вступления в ВТО / А.А. Данельян, А.Ю. Васькина // Образование и право. – 2017. – №4. – С. 151-157.
  6. Данельян А.А. Организационно-правовые формы сотрудничества Всемирной торговой организации (ВТО) с другими международными межправительственными организациями [Текст] / Е.Н. Никулин, А.А. Данельян // Аграрное и земельное право. – 2017. – №3 (147). – С. 138-142 (0,5 п.л.).
  7. Данельян А.А. Эволюция нормативно-правовых основ деятельности Всемирной торговой организации [Текст] / Е.Н. Никулин, А.А. Данельян // Образование и право. – 2017. – №5. – С. 118-124 (0,5 п.л.).
  8. Материалы подготовки к Министерской конференции 1999 г. Индия и ВТО. Министерство торговли и промышленности Индии. URL: http://commerce.nic.in/trade/international_trade_papers_nextDetail.asp?id=92 (дата обращения: 16.10.2017)
  9. Позитивная повестка для развивающихся стран: Вопросы для будущих торговых переговоров. Исследование ЮНКТАД, 2000. С. 221-235. URL: http://unctad.org/en/docs/itcdtsb10_en.pdf (дата обращения: 16.10.2017)
  10. Разрешение споров. Индонезия-Определенные меры, влияющие на автомобильную промышленность. ВТО. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds54_e.htm (дата обращения: 16.10.2017)
  11. Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей. ВТО. URL: https://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/18-trims.pdf (дата обращения: 16.10.2017)
  12. Торговля и инвестиции: техническая информация. Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей. ВТО. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/invest_e/invest_info_e.htm (дата обращения: 16.10.2017)
  13. Устранение ТРИМС: опыт отдельных развивающихся стран. Исследование ЮНКТАД, 2007. URL: http://unctad.org/en/Docs/iteiia20076_en.pdf (дата обращения: 16.10.2017)
  14. Amadeo Foreign Direct Investment: Pros, Cons and Importance. 2017. [https://www.thebalance.com/foreign-direct-investment-fdi-pros-cons-and-importance-3306283] (дата обращения: 16.10.2017)

 

 

Воронкова М.М., студентка 2 курса магистратуры Дипломатической академии  МИД России, Москва; mariavoronkova24@gmail.com

 

Voronkova MM, a student of the 2nd year of a master’s degree at the Diplomatic Academy of the Russian Foreign Ministry, Moscow; mariavoronkova24@gmail.com.

 

 

 

[1] А.А. Данельян., И.З. Фархутдинов. Международный инвестиционный арбитраж: Учебное пособие. — М.; Спб., Центр гуманитарных инициатив, 2013. — С. 9-11.

[2] Данельян А.А. Иностранные инвестиции: некоторые аспекты взаимодействия международного и национального права // Евразийский юридический журнал. – 2011. – № 8 (39). – С. 57–60.

[3] Kimberly Amadeo. Foreign Direct Investment: Pros, Cons and Importance. 2017.

[4] Данельян А.А. Регулирование режима иностранных инвестиций в рамках ВТО // Право и государство: теория и практика. – 2015. – № 12 (132)  – С.75–78.

[5] Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей. ВТО. URL: https://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/18-trims.pdf

[6] Торговля и инвестиции: техническая информация. Соглашение по инвестиционным мерам, связанным с торговлей. ВТО. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/invest_e/invest_info_e.htm

[7] Данельян А.А., Васькина А.Ю. Общие и специфические обязательства государств как условие их вступления в ВТО // Образование и право. – 2017. – №4. – С. 151-157.

[8] А.А. Данельян. Соглашение по связанным с торговлей инвестиционным мерам (ТРИМс) и принцип «performance requirements» // Евразийский юридический журнал. – 2016. – №2 (93). – С. 71–73.

[9] Разрешение споров. Индонезия-Определенные меры, влияющие на автомобильную промышленность. ВТО. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds54_e.htm

[10] Позитивная повестка для развивающихся стран: Вопросы для будущих торговых переговоров. Исследование ЮНКТАД, 2000. С. 221-235. URL: http://unctad.org/en/docs/itcdtsb10_en.pdf

[11] Материалы подготовки к Министерской конференции 1999 г. Индия и ВТО. Министерство торговли и промышленности Индии. URL: http://commerce.nic.in/trade/international_trade_papers_nextDetail.asp?id=92

[12] Данельян А.А., Никулин Е.Н. Эволюция нормативно-правовых основ деятельности Всемирной торговой организации // Образование и право. – 2017. – №5. – С. 118-124.

[13] Устранение ТРИМС: опыт отдельных развивающихся стран. Исследование ЮНКТАД, 2007. URL: http://unctad.org/en/Docs/iteiia20076_en.pdf

[14] Данельян А.А., Никулин Е.Н. Организационно-правовые формы сотрудничества Всемирной торговой организации (ВТО) с другими международными межправительственными организациями // Аграрное и земельное право. – 2017. – №3 (147). – С. 138-142.

[15] Там же.

Комментарии

Добавить комментарий

Войти с помощью: