Международный правовой курьер

В перечне ВАК с 2015 г.

Торговля человеческими органами и тканями как преступление международного характера

Аннотация: Трансплантология человеческих органов, тканей и клеток регулируется различными правовыми нормами и получает различную правовую и общественную оценку в зависимости от ряда факторов. В статье рассматриваются некоторые аспекты незаконной трансплантологии, часто сопряженной с торговлей людьми в целях извлечения органов и тканей человека. Кроме того, автором затрагиваются вопросы незаконной трансплантологии в рамках трансплантационного туризма, представляющего особую опасность для мирового сообщества ввиду прямой угрозы физической неприкосновенности человека и комплексном характере организационной структуры, чья деятельность зачастую осуществляется в рамках организованных преступных групп.

Ключевые слова: трансплантология, соматические права, донор, органы и ткани человека, торговля людьми.

Trafficking in human organs and tissues as a crime international character

Abstract: Transplantation of human organs, tissues and cells is regulated by various legal norms and receives a different legal and social assessment depending on a number of factors. The article discusses some aspects of illegal transplantation, often associated with human trafficking in order to extract human organs and tissues. In addition, the author touches upon the issues of illegal transplantation within the framework of transplant tourism, which poses a particular danger to the world community due to the direct threat to the physical integrity of a person and the complex nature of the organizational structure, whose activities are often carried out within the framework of organized criminal groups.

Key words: transplantology, somatic rights, donor, human organs and tissues, human trafficking.

Трансплантология человеческих органов, тканей и клеток связана с некоторыми специфическими понятиями и терминами. Трансплантология от мертвого донора вызывает наибольшие дискуссии, т.к. при живом доноре установление фактического волеизъявления происходит проще. Презумпция несогласия достаточно распространена во многих странах. Согласно презумпции несогласия считается, что человек заранее против пересадки его органов иному лицу. Его органы возможно изъять для трансплантации в том случае, если еще при жизни данный человек выразил свое согласие на проведение подобной процедуры, или если родственники дали на то согласие уже после смерти человека. Выделяют «узкое согласие» или «расширенное согласие». При узком согласии необходимо наличие выраженной воли у донора еще при его жизни на донорство его органов, при широком согласии требуется не только согласие донора, установленное при его жизни, но и согласие его родственников, установленное уже после наступления смерти донора.

Данные подходы к трансплантологии направлены в первую очередь на защиту прав человека, а именно на защиту права на здоровье, одним из проявлений которого является право не подвергаться какому-либо медицинскому вмешательству при отсутствии свободно выраженного согласия. В противном случае, медицинский персонал и иные лица могли бы промышлять торговлей человеческими органами, тканями и клетками.

Выделяется и презумпция донорства, которая применяется, например, в Нидерландах. Презумпция донорства подразумевает возможность изъятия органа из тела мертвого донора, если есть реципиент, нуждающийся в таком органе, независимо от воли мертвого донора и его родственников.

Принятая в Сантьяго-де-Компостела Конвенция Совета Европы против торговли человеческими органами в 2015 г. нацелена на борьбу с торговлей человеческими органами. Одним из способов борьбы с данной преступной деятельностью является криминализация на национальном уровне государствами-участниками актов по торговле органами. Причем, согласно ст. 4 преступным является изъятие органа как из тела живого, так и из тела умершего донора в следующих случаях:

a) изъятие органа происходит без свободного, информированного и конкретного согласия как живого, так и умершего донора, или, в случае с мертвым донором, изъятие органа, которое не разрешается в соответствии с национальным законодательством;

b) живой донор (либо третья сторона в случае с умершим донором) взамен изъятых органов получает предложение получить финансовую выгоду (или иное сопоставимое преимущество) или непосредственно получает такую выгоду;

с) взамен за изъятые органы у умершего донора третья сторона получила предложение либо непосредственно получила финансовую выгоду или иное сопоставимое преимущество.

Однако согласно п. 3 ст. 4 финансовой выгодой и иным сопоставимым преимуществом не могут считаться выплаты, компенсирующие потерю дохода или иные оправданные расходы, ставшие результатом изъятия органа или сопряженные с медицинскими обследованиями, а также компенсация в случае повреждения, являющегося неотъемлемой частью изъятия органа.

Кроме того, криминализировать государства-участники обязуются и такие случаи изъятия органов для трансплантации, когда они осуществляются вне рамок их национальных трансплантационных систем, а также если изъятие происходит вразрез с основными принципами национального законодательства и правилами, регулирующими трансплантологию (п. 4 ст. 4).

Торговля человеческими органами, тканями и клетками часто сопряжена с торговлей людьми в целях их извлечения, ввиду чего данное исследование рассматривает обе эти проблемы в совокупности. Кроме того, незаконная трансплантология может происходить и в рамках трансплантационного туризма. Изучение нелегальной трансплантологии и формирование статистики усложняется ввиду того, что нередко лица, замешанные в торговле органами, не сообщают о совершенных преступлениях (если доноры боятся делиться информацией, то реципиентам и посредникам говорить об этом невыгодно).

Одним из международных актов, призванных бороться с торговлей людьми, является Конвенция Совета Европы о противодействии торговле людьми. Ее положения во многом схожи с положениями иных международных актов, посвященных борьбе с торговлей людьми. Согласно п. а ст. 4 «»торговля людьми» означает осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения, или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. Эксплуатация включает, как минимум, эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов».

Некоторые специалисты одобряют продажу человеческих органов, тканей и клеток, аргументируя это тем, что человек изначально свободен распоряжаться своей жизнью и своим телом в зависимости от своей собственной воли, и потому ограничение «объемов его контроля» в отношении собственного тела недопустимо.

Однако многие отталкиваются от того, что даже при изъявлении воли донора продажа человеческого органа и ткани остается нарушением прав человека. Так, жизнь одного человека (реципиента) не может иметь большего значения, нежели жизнь другого человека (донора), т.к. при изъятии органа в любом случае организм донора не будет функционировать так же хорошо, как и до проведения хирургического вмешательства, в то время как физическое состояние реципиента будет разительно улучшено (по сути за счет причинения непоправимых изменений телу донора).

Для борьбы мирового сообщества с торговлей людьми в целях изъятия и продажи органов, был разработан Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности 2000 г., положения которого предусматривают обязательство государств-участников признать на национальном уровне ряд деяний (в том числе торговлю людьми в целях извлечения органов) уголовно наказуемыми деяниями при их умышленном совершении, а также признать уголовно наказуемыми покушения на совершение этих деяний.

Одной из самых распространенных форм торговли органами является так называемый «трансплантационный туризм»: когда в государстве система трансплантации органов недостаточно четко регулируется, а донора необходимого органа нет, человек решается на нелегальные «поиски» органа в других странах. Данному явлению посвящена Стамбульская декларация о торговле органами и трансплантационном туризме 2008 г., которая также рассматривает проблему торговли людьми с целью изъятия органов.

Трансплантационный туризм может рассматриваться как «поездка с целью трансплантации, которая связана с торговлей людьми или с торговлей органами человека, или если ресурсы (органы, медицинский персонал, трансплантационные учреждения) используются для трансплантации органов пациентам-нерезидентам, в то время как подрывается способность страны обеспечивать собственное население донорскими органами».

Трансплантационный туризм может осуществляться в следующих формах:

— реципиент из страны с высоким или средним уровнем дохода направляется в страну с низким уровнем дохода, где ему подыскивают подходящего донора (чаще всего бедного и социально уязвимого). На территории данной страны и происходят все медицинские процедуры по трансплантологии;

— донор и реципиент из одной и той же страны перемещаются на территорию другой страны, где происходят медицинские процедуры по трансплантологии;

— реципиент и донор, не будучи жителями одной и той же страны, перемещаются в третью страну, на территории которой и происходят медицинские процедуры по трансплантологии;

— реципиент перемещается в ту страну, где находится и сам реципиент, и предоставляющая медицинское обслуживание клиника.

Трансплантационный туризм представляет особую опасность для мирового сообщества ввиду того, что в отличие от других форм эксплуатации человека (как, например, сексуальная эксплуатация или принудительный труд) торговля органами в рамках трансплантационного туризма напрямую угрожает физической неприкосновенности. Кроме того, его осуществление отражается в комплексном и сложном характере организационной структуры, т.к. проведение всех связанных манипуляций требует задействования немалого количества лиц (в том числе медицинского персонала, работников медицинских страховых компаний и иных посредников), чья деятельность зачастую осуществляется в рамках организованных преступных групп.

Трансплантология человеческих органов и тканей регулируется различными правовыми нормами и получает различную правовую и общественную оценку в зависимости от ряда факторов. Во-первых, трансплантация может происходит с использованием органов и тканей либо уже умерших людей, либо живых доноров. Во-вторых, предоставление органов, тканей и клеток для трансплантации осуществляется либо на бесплатной, либо на платной основе. Предоставление органов, тканей и клеток за вознаграждение зачастую и имеет непосредственную связь с торговлей человеческими органами, тканями и клетками. Одна из самых распространенных проблем заключается в том, что подобная торговля может носить незаконный характер. Кроме того, доноры, намеревающиеся продать свои органы и ткани при жизни, после проведения всех необходимых процедур по пересадке органа или ткани, получают слишком маленькую плату, либо вовсе ее не получают, в то время как основной доход приходится на долю посредников и медицинского персонала.

Важное значение в трансплантологии играет ст. 21 Конвенции о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины, Конвенция о правах человека и биомедицине 1996 г., в соответствии с которой тело человека, а также его части не должны являться ресурсом извлечения материальной выгоды.

Вышеупомянутая Конвенция о правах человека и биомедицине содержит ряд иных немаловажных положений:

— «интересы и благо отдельного человека превалируют над интересами общества или науки» (ст. 2). Данная статья может противоречить принципу предполагаемого согласия, направленного в первую очередь на оказание помощи обществу (а именно помощи системе здравоохранения в поисках донорских органов);

— «медицинское вмешательство может осуществляться лишь после того, как соответствующее лицо даст на это свое добровольное информированное согласие. Это лицо заранее получает соответствующую информацию о цели и характере вмешательства, а также о его последствиях и рисках. Это лицо может в любой момент беспрепятственно отозвать свое согласие» (ст. 5);

— глава 6 защищает от эксплуатации лиц, чьи физические и психические возможности, а также возраст не дают им возможность дать обоснованное и информированное согласие. Подобные лица могут подвергаться медицинским вмешательствам в рамках трансплантологии исключительно в тех случаях, когда данные вмешательства требуются для улучшения  физического здоровья данных лиц.

В мае 2010 г. на Шестьдесят третьей сессии Всемирной ассамблеи здравоохранения были утверждены Руководящие принципы ВОЗ по трансплантации человеческих клеток, тканей и органов.

Руководящий принц 1 устанавливает особые правила, регулирующие трансплантацию клеток, органов и тканей от умерших людей, согласно которому подобные медицинские вмешательства следует проводить исключительно в случаях, когда есть согласие на данную процедуру (соответствующее законодательству), а также отсутствуют основания полагать, что умерший человек был против изъятия его клеток, тканей и органов.

Руководящий принцип 2 затрагивает круг лиц, осуществляющих удостоверение наступления смерти возможного донора. Так, такие врачи не должны иметь непосредственное отношение к трансплантации клеток, тканей и органов (не должны ни изымать, ни пересаживать ткани, клетки и органы, полученные от того донора, которого они признали умершим). Кроме того, данные медицинские работники не должны быть лечащими врачами потенциальных реципиентов.

Руководящий принцип 3 содержит следующие основные положения:

— рекомендуется в первую очередь осуществлять пересадку органов от умерших лиц;

— пересадка от живых лиц должна производиться при условии, если донор достиг совершеннолетия;

— живой донор должен иметь по крайней мере одну из трех видов связи с реципиентом: генетическую, правовую или эмоциональную;

— донорство при жизни должно осуществляться исключительно на добровольной основе;

— донор должен получить профессиональный уход, а также находиться под дальнейшим наблюдением (после операции по трансплантации);

— необходимо осуществлять контроль за отбором доноров с учетом установленных критериев;

— донором не может выступать недееспособное лицо;

— донора необходимо всецело проинформировать как о рисках, так и о всех возможных последствиях осуществления трансплантации.

Руководящий принцип 4 устанавливает возрастные рамки для доноров. Так, живой донор тканей, клеток и органов, должен быть совершеннолетним (за некоторыми исключениями, оговоренными в национальном законодательстве). Тем самым обеспечивается охрана жизни и здоровья несовершеннолетних. Кроме того, если даже совершеннолетний и становится донором, настоятельно рекомендуется получить его согласие перед проведением медицинского вмешательства по изъятию ткани, клетки или органа. Положения данного принципа имеют прямое отношение также и к недееспособным лицам.

Руководящий принцип 5 полностью исключает коммерциализацию донорства ввиду запрета на предоставление платы за орган донору; тем не менее донор может рассчитывать на возмещение «разумных и поддающихся контролю расходов», понесенных им (например, это может быть плата за уход за донором, компенсация за нетрудоспособность или потерю дохода и иные подобные расходы). Данный принцип направлен на защиту малоимущих и незащищенных слоев населения, являющихся потенциальными жертвами нелегальной трансплантологии.

Руководящий принцип 6 указывает на необходимость осуществления рекламы по привлечению как доноров, так и реципиентов исключительно в соответствии с национальным законодательством. Рекламирование потребности в органах, тканях и клетках, получение которых осуществляется при условии материальной выплаты, должно быть запрещено. Запрету подлежит и реклама предложений о выплате родственнику умершего человека или иным сторонам, имеющим доступ и тем самым обладающим донорскими органами, тканями и клетками. Осуществление лицом посреднических услуг в данной сфере тоже должно подлежать запрету.

Руководящий принцип 7 направлен на деятельность лиц, непосредственно осуществляющих процесс пересадки органов, тканей и клеток, а именно на медицинский персонал: данным лицам не следует осуществлять манипуляции по трансплантации, а медицинским страховщикам и иным возможным плательщикам не следует осуществлять оплату расходов по осуществлению трансплантации, если ткани, клетки или органы для трансплантации были получены недобросовестным путем.

Руководящий принцип 8 призывает запретить возможность получения как трансплантационными клиниками и медицинским учреждениями, так и их работникам несоразмерной платы в связи с осуществлением трансплантации или предоставлением органов, тканей и клеток.

Руководящий принцип 9 призван регулировать разработку и применение способов и критериев распределения донорских органов, которые не должны носить в качестве основной цели финансовое обогащение каких-либо лиц, а правила распределения донорских органов должны носить справедливый и прозрачный характер.

Руководящий принцип 10 посвящен физическому благосостоянию донора и реципиента. Так, медицинские процедуры, им оказываемые, должны быть качественными, безопасными и эффективными. Требуется оценивание возможных последствий и результатов трансплантации для документирования соответственно пользы и вреда медицинского вмешательства.

Руководящий принцип 11 рекомендует осуществлять мероприятия, связанные с трансплантологией, в открытом и прозрачном формате, а результаты не скрывать.

Торговля людьми в целях изъятия органов отражается и в законодательных актах органов Европейского Союза, а именно в Директиве Европейского Парламента и Совета 2011/36/EU по предотвращению и борьбе с торговлей людьми и защите жертв 2011 г. В ней отмечается, что торговля людьми в целях изъятия органов представляет собой серьезное нарушение человеческого достоинства и физической неприкосновенности.

В п. 1 ст. 2 Директивы установлены наказуемые деяния международного характера: вербовка, перевозка, перемещение, укрывательство или прием лиц (включая обмен или передачу контроля над этими лицами) в целях эксплуатации, посредством угрозы или применения силы или иных форм принуждения, похищения, обмана, введения в заблуждение, злоупотребления властью или уязвимым положением или дачей или получением платы или выгод для достижения согласия лица, контролирующего другое лицо.

Эксплуатация, согласно п. 3 ст. 2 Директивы включает в себя как минимум следующие формы: проституция или иные формы сексуальной эксплуатации; принудительный труд, включая попрошайничество, рабство или иные виды эксплуатации, схожие с рабством и подневольным состоянием; эксплуатация в рамках криминальной деятельности; изъятие органов.

В соответствии со ст. 3 подстрекательство к совершению деяний, описанных в ст. 2, помощь и соучастие в осуществлении тех же деяний, а также попытка совершения тех же деяний должны признаваться государствами-участниками наказуемыми.

Данная Директива также содержит в себе указания на меры наказания за совершение вышеописанных деяний.

Особо стоит отметить тот факт, что данная Директива в ст. 5 признает возможность отнесения юридических лиц к кругу ответственных лиц за совершение описанных деяний. 

Таким образом, при изучении проблемы незаконной торговли человеческими органами, тканями и клетками можно заметить, что при попытках регулирования данной сферы происходит столкновение двух основных позиций. С одной стороны, нельзя отрицать существование соматических прав, которые по своей значимости не могут уступать иным основным правам и свободам человека. С другой стороны, при непосредственной гарантии соматических прав в действительности может происходить замаскированная эксплуатация человека. Спрос на человеческие органы, ткани и клетки невозможно свести к нулю, что по сути, как раз и служит бесконечным ресурсом преступлений. Минимизировать риски и масштабы криминализации трансплантологии можно при детальной проработке нормативно-правовых актов, регулирующих трансплантологию не только на международном, но и на национальном уровне.

Как следует из рассмотренных правовых актов, большинство государств считает торговлю человеческими органами, тканями и клетками уголовно наказуемым деянием. На взгляд автора, основная проблема в борьбе с данным видом преступлений состоит в отсутствии международного механизма, который отслеживал бы истинные причины донорства.

Информация об авторе:

Данельян Андрей Андреевич, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой международного права Дипломатической академии МИД России.

Infornation about the author:

Andrey A. Danelyan, Doctor of Law, Professor, Head of the Department of International Law of the Diplomatic Academy of the Russian Ministry of Foreign Affairs.

Добавить комментарий

Войти с помощью: